18 июня 2013, 12:37
3801 |

Прочитать, понять и... изложить на армянском

Завен Бояджян вряд ли нуждается в представлении. Еще в те времена, когда в стране показывали не более пяти каналов, а телевизоры в некоторых квартирах еще были черно-белые, на Общественном телевидении Армении шла передача «8 ½», автором и ведущим которой был он. Благодаря ему армянский зритель имел возможность приоткрыть завесу в мир кино. Сегодня Завен Бояджян занимается переводами художественной литературы и теперь уже читателям открывает мир интеллектуальной литературы.

Многие знают, что переводческой деятельностью вы занимаетесь давно. Но ваше имя больше ассоциируется с переводами фильмов, нежели художественной литературы. В прошлом году на армянском вышел роман «Тропик Рака» Генри Миллера. Почему решили перевести именно этот роман?
— Я и мой друг Рачия Сарибекян собирались основать издательство, специализирующееся на мировой культовой литературе на армянском языке, но не знали, с чего начать. Думали, может, для начала перевести «Лолиту» Набокова или «Заводной апельсин» Энтони Берджесса, но остановились на «Тропике Рака» Генри Миллера. Это биографический роман, написанный в тридцатых годах ХХ века и получивший известность благодаря выразительному изображению секса. Подобных авторов переводить очень сложно. Во-первых, надо найти эквивалентные слова и выражения в нашем языке, чтобы точно передать чувства и ощущения, появляющиеся при прочтении оригинала. Во-вторых, в Армении не было опыта перевода подобной модернистской литературы, а быть первым всегда ответственно. Переводить закончил, а основать издательство не удалось. Обратился в «Антарес», где книга была издана.

Вы сейчас переводите роман «Имя розы» Умберто Эко. Зачем переводить этот роман сегодня, спустя более тридцати лет после его выхода в свет?
— После Миллера, как часто бывает с актерами или режиссерами, мне захотелось попробовать что-то новое. И тогда взялся за превод книги «Любовник леди Чаттерлей» Дэвида Лоуренса. Тогда же издательство предложило взяться за роман «Имя розы». Я ранее читал его, но был, признаться, не в восторге. Однако верно говорят, что нет более внимательного и правильного прочтения, чем перевод. Когда начал работать с романом, то открыл для себя иные слои, подтексты, которые ранее не замечал. Конечно же, есть и другие схоластические книги, но задуманная структура повествования у Эко отличается от всех остальных. Средневековье, в котором и происходят события, у Эко отличается от современного стереотипного восприятия. Это не темный мир, а очень красочный. Нельзя воспринимать его только как царство инквизиции, это и рассвет мысли, науки, возрождение античной философии, которая до этого была запрещена христианством. Подобного рода произведения не устаревают, они несут в себе огромный багаж информации и должны быть переведены на армянский. Это нужно сделать как для современного армянского читателя, так и для развития постмодернизма в Армении.

Не сложно было перейти от Миллера к Эко, ведь они разные?
— Миллера и Эко невозможно сравнить. Они отличаются по стилю, затронутым темам, языку и мышлению. Но если попробовать провести параллели между ними, то это прежде всего постмодернизм. Канадский литературовед Линда Хатчеон определяет постмодернистскую прозу «ироническими кавычками», так как большая часть этой литературы пародийна и иронична, в то время как темы романов серьезны и имеют сложную структуру. В этом ключе Генри Миллер — однозначно предшественник данного течения, он любил нагромождать свой текст и сводить в единое разные цитаты, а Умберто Эко — отец-основатель, он это делает более искусно.

Вы, должно быть, прекрасно владеете не только английским, но и итальянским?
— В свое время я изучал итальянский, но потом запустил. Однако тут мне на помощь пришел опыт работы на телевидении, где я переводил фильмы с французского. Как известно, французский и итальянский языки являются родными сестрами. Они похожи как по словарю, так и построению предложений. Но при работе с текстами Эко невозможно отделаться базовыми знаниями итальянского. Он многослойный автор, у него сложный язык, к нему нужно найти подход. Мне приходится наряду с переводами улучшать свой итальянский. Возможно, с Божьей помощью это поможет в дальнейшем при работе с произведениями других итальянских писателей, таких как Итало Кальвино и Дино Буццати. Они заслуживают быть представленными нашему читателю.

Насколько трудно переводить роман, состоящий из метатекстов — цитат из других произведений? Ведь многих из цитируемых книг не существует в переводе на армянский.
— Да, вы правы, но должен также признать, что большинство цитат в романе — из Ветхого и Нового Завета, в частности, глава, посвященная Апокалипсису. Существуют разные переводы Библии на восточно-армянский, но псалмы, из которых Эко очень часто приводит выдержки, переведены в них не полностью. К счастью, недавно вышел полный перевод псалмов, и я пользуюсь им. При переводе же Заветов стараюсь найти подходящий вариант. Что касается книг, которые не переведены на армянский… Это, с одной стороны, облегчает работу, так как я должен был найти труд, прочесть и обязательно использовать именно его со всеми его огрехами. С другой стороны, отсутствие перевода затрудняет работу, потому что дело имеем с разными авторами, которых я обязан знать, и прочесть их желательно в подлиннике. Эко — из тех авторов, которые имеют склонность к перечислению вещей и явлений. Так, я натолкнулся в романе на классификацию попрошаек. Многие итальянские названия нищих ни о чем не говорят, а мне нужно перевести их на армянский. Я обязан был найти объяснения, чтобы правильно передать, чем они занимались. И это лишь один из многих случаев, что, естественно, усложняет процесс перевода.

Когда ожидается выход в свет ваш перевод романа «Имя розы» на армянском? Есть конкретная дата?
— Пока трудно назвать точную дату. Перевод романа очень сложный и занимает много времени. Но, надеюсь, до конца года успеем его перевести, издать и презентовать.

Еще по теме