03 июня 2013, 15:10
2191 |

Любовь живет сорок лет

«Однажды после обеда, когда мы сидели с ней в саду и уже подкрадывались сумерки, она сказала, что, если в один прекрасный день я вздумаю написать историю нашей любви, я не должен изображать ее, скверную девчонку, совсем уж скверной, иначе ее призрак будет являться мне каждую ночь и дергать за ноги».

Эксцентричный француз Фредерик Бегбедер утверждал, что любовь живет три года. Потом на ее месте возникает привычка, усталость и начинается медленная агония нежных чувств. Может, у апатичных франков так оно и есть, но совсем иначе обстоят дела с шумными и страстными латиноамериканцами. Любовь, даже самая безответная и несчастная, может длиться у них бесконечно долго, а иногда и целую жизнь. Об одном таком случае и рассказал в своих «Похождениях скверной девчонки» перуанский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе 2010 года Марио Варгас Льоса.

История эта начинается в середине прошлого века в Лиме, когда юный Рикардо Сомокурсио влюбляется в чилийскую фантазерку Лили. Не добившись даже намека на взаимность и потеряв девушку из виду, Рикардо целиком и полностью посвящает себя работе переводчика. В следующий раз они встретятся через десять лет уже в Париже. Только теперь она предстанет перед ним в новой роли истовой революционерки товарища Арлетты. Потом у них будет еще много встреч и за каждой последует расставание. Он будет находить ее в самых неожиданных уголках земного шара, каждый раз заново теряя голову.

Совершенно очевидно, что «Похождения скверной девчонки» — это любовный роман. Причем любовный в самом худшем понимании этого слова. На страницах книги бушуют такие страсти, разыгрываются настолько бурные сцены, что, честно говоря, все это вкупе с нескончаемыми страданиями главного героя ужасно раздражает. Гипертрофированная чувствительность и мягкотелость Рикардо рождают желание стукнуть его по голове каким-нибудь в меру тяжелым предметом. Ну а о героине и говорить нечего — Льоса сделал все, чтобы Отилита не вызывала у читателя ничего, кроме стойкого отвращения. Стерва — она стерва и есть. Впрочем, как подметил сам автор, садистка и мазохист —прекрасная пара. Аккурат как два сапога.

Что касается структуры повествования, то в «Похождениях…» Льоса использует известный и изрядно набивший оскомину прием описания любовной истории на фоне исторических событий. Тут вам и две революции — в Перу и на Кубе, и Свингующий Лондон второй половины шестидесятых годов, и даже якудза из далекого Токио. Спору нет — декорации подобраны умело, а масштабность впечатляет. Но все-таки не покидает ощущение вторичности.

В общем и целом, если вы не являетесь поклонником творчества Льосы, то можете смело заменить чтение этой книги просмотром любой серии мексиканского мыльной оперы в духе «Дикой Розы». Будет все то же самое, только, пожалуй, интереснее.

Еще по теме