25 марта 2013, 10:51
3020 |

Горящая книга Акрама Айлисли

Всего несколько месяцев назад писатель Акрам Айлисли в Азербайджане был в почете. Сегодня же его репутация под таким сомнением, что невольно задумываешься: а было ли все это? Виной тому опубликованный в декабрьском номере российского журнала «Дружба народов» роман-реквием «Каменные сны», в котором автор поднимает тему проживавших на территории Азербайджана армян.

Произведение адресовано «Памяти моих земляков, оставивших после себя неоплаканную боль». Автор, который удостоился звания «Народный писатель Азербайджана», получал государственную пенсию, стал кавалером орденов «Истиглал» и «Шохрат» за свой вклад в развитие азербайджанской литературы, удостаивался еще многих премий и хвалебных грамот, вмиг превратился в изменника, перебежчика, оскорбителя чувств и достоинств тысяч своих сограждан.

Автобиографический роман Акрама Айлисли рассказывает об армянах, которые были притесняемы в Азербайджане. Притом проводятся параллели между резней армян в 1919 году, устроенной турками в селе Айлис (Восточная Армения, Нахичеван), родом из которого герой и сам автор романа, с погромами армян, учиненным азербайджанцами в Сумгаите и Баку в конце 1980-х — начале 90-х годов. Повествование начинается с того, что в бакинскую больницу попадает полуживой, истерзанный старик, который оказывается знаменитым театральным актером Садаем Садыглы. В разговоре с доктором друг артиста Нувариш Карабахлы рассказывает, что последнего избили «еразы» – азербайджанские беженцы из Армении, которые приняли его за армянина лишь потому, что тот решил заступиться за армянского старика. До этого события Садай Садыглы уже довольно долгое время пребывал в подавленном состоянии из-за всеобщего хаоса и помешательства, царившего в стране по отношению к армянам: «Желание отправиться в Эчмиадзин, чтобы с благословения самого католикоса принять христианство, навсегда остаться там монахом и молить Бога простить мусульманам зло, которое они совершали над армянами, неожиданно возникло в душе Садая Садыглы в одну из ночей после событий в Сумгаите».
На протяжении всего романа Садай Садыглы находится в состоянии комы, и в своих сновидениях посещает село своего детства Айлис. В Айлисе когда-то жило много армян, но в 1919 году турецкие формирования под предводительством Адиф-бея устроили резню армянского населения села, и только нескольким армянам удалось чудом избежать неминуемой гибели. Среди них Айкануш и Анико. Эти две женщины, и в частности Айкануш, становятся для героя неким символом родного села, посредниками в его поисках Бога, чистой веры и милосердия. Садай вспоминает один трогательный день из детства, когда старая Айкануш в саду айлисской разрушенной церкви избавила от вшей одного айлисского сироту. Голова мальчика кишела вшами, и он носил кепку, чтобы скрыть свою проказу, и лишь Айкануш из всех жителей Айлиса смогла увидеть, в каком аду живет азербайджанский мальчик изо дня в день. «Айкануш, как обычно, стояла у входа в церковь и неистово молилась. И какое же чудо случилось в тот день на земле, что Садай, до тех пор ничего не понимавший по-армянски, стал вдруг понимать каждое слово из тех, что очень тихо, чуть не про себя шептала Айкануш. Быть может, это снилось ему? Или на Садая снизошел тот мистический духовно-небесный дар великого Создателя, который хотя бы раз в жизни являет чудо каждому из своих созданий, коих он нарек людьми?»

Читая произведение, невольно ловишь себя на том, что финал истории уже предрешен и предельно ясен. И предрешен не автором, не сюжетной задумкой, а самой историей. Но Акрам Айлисли и не преследует сюжетных целей. Самая важная цель автора, которая проходит через все произведение, – поиск путей к примирению, точек соприкосновения между двумя народами, когда-то дружно сосуществовавшими бок о бок. Примирение через признание собственных ошибок, ошибок своего народа по отношению к другому. Акрам Айлисли почти не говорит об ошибках армян и даже явно уходит от этой темы – лишь в одном из эпизодов жена Садая Садыглы Азадаханум, не зная, как помочь мужу, пытается привести противовес, говоря, что и «армяне выгнали тысячи несчастных азербайджанцев». Но автора, художника, литератора, гуманиста больше интересуют его собственные грехи и ошибки. Он четко дает понять, что каждый должен отвечать за свои поступки. И именно в этом заключается вся задумка: не обвинять, а быть примером, притом не только для себя и своего народа, но и для того народа, кому автор, вопреки всему, решил адресовать свое произведение и интересы которого решил защитить.

Роман «Каменные сны», несмотря на свою аллегоричность и метафоричность, в действительности более чем автобиографичен: многие персонажи произведения – реально существующие лица. Так, внучка Айкануш Люсик, с огромной любовью описанная автором, – талантливая художница Лусик Агулеци (Арутюнян-Самвелян), прославившаяся своими пейзажами старого Айлиса (в армянском варианте – Агулис) и награжденная медалью Мовсеса Хоренаци. По словам самой Лусик Агулеци, прообразом Садая Садыглы стал сам автор – Акрам Айлисли. Она вспомнила то уважительное отношение, которое выказывал муаллим Акрам к ее бабушке Айкануш, а та в свою очередь говорила ей, что Акрам - самый образованный и почитаемый в селе молодой человек.

«Каменные сны» – протянутая рука для братского рукопожатия, своеобразный знак того, что не все еще кончено, что человечность и гуманизм пока еще стоят выше политики, выше истории. А политика, что и следовало ожидать, не заставила себя долго ждать. Айлисли начали обвинять в проармянских взглядах, перед его домом стали проводить пикеты, во время которых участники сжигали его фотографии, называя его предателем и развешивая плакаты с лозунгами: «Айлисли, езжай в свой Ереван!», «Айлисли – враг народа!». Во время официальных обсуждений выступающие нередко заявляют, что роман не читали, что не мешает им критиковать писателя за «оскорбление национальных и духовных ценностей». Чем не классический вариант с «Доктором Живаго» Пастернака, так бурно обсуждавшимся и критиковавшимся представителями советской власти, которые также не притрагивались к роману и не скрывали этого?

В его родном селе Юхары Айлис, откуда, между прочим, псевдоним писателя и где разворачиваются основные события его романа, прошла акция сожжения его книг. Притом книг, которые до этого так ценились азербайджанцами, которые ни в чем не провинились и не имеют никакого отношения к «Каменным снам». Все это невольно восрешает в памяти знакомые всем злосчастные страницы истории. Тогда тоже предпринимались попытки сжигать книги и говорить о великих целях, правде и гуманизме. Но время рассудило, каким книгам было дано вернуться на книжные полки, а каким — гнить в закоулках истории.

Еще по теме