13 ноября 2014, 13:13
2653 |

Гарни: И восходит солнце…

Дорога в Гарни очень напоминает просмотр слайдов на проекторе — никаких плавных переходов. Только что были городские окраины, и вдруг щелк — безлюдный пейзаж и расцвеченные осенними красками рощицы, щелк — вместо рощиц поля, щелк — горный серпантин среди скал…

— Это же надо!
Встревоженный голос водителя неожиданно вывел из раздумий: у села Вохчаберд дорога просела почти на три метра — оползни.
— Что только не делают, а грунт все равно опускается. Здесь не разгонишься…

Миновав еще пару-тройку таких просевших отрезков пути, въезжаем в поселок Гарни. И, конечно, первым делом — к гарнийскому храму. Дорожный указатель невелик и незаметен, а дорога, ведущая к храму, похожа на обычную деревенскую улочку, так что тут важно не промахнуться на скорости.

Неприступная крепость на скалистом мысе. Каменные обрывы каньона и вершины гор, покрытые снежной мантией, пестрая необозримая панорама фруктовых садов и разноцветные ковры полей. От крепости и до самого горизонта.

Выходим из машины и не спеша обходим территорию, осматриваясь и привыкая к странному сочетанию армянского пейзажа и греко-римской архитектуры. С III века до н.э по IV век н.э. Гарни служила летней резиденцией армянских царей. Вот мы и доехали.

Художественный центр комплекса — храм языческого бога Митры, воздвигнутый по велению царя Трдата I. После принятия Арменией христианства он был превращен в дворцовую беседку.

Поднимаемся по лестнице, коленопреклоненные атланты с воздетыми руками молчаливо терпят наше присутствие. Капители колонн украшены ажурным лиственным орнаментом, на карнизах — ложные водосливы в виде львиных голов. Девять ступеней — и мы внутри. В святилище Митры, в «доме прохлады» древних армянских царей.

Мы поддаемся общему настроению и начинаем фотографировать все подряд. Непреодолимое желание состыковать сиюминутное с вечным. Искусные резные орнаменты, барельефы и прочие архитектурные украшения, вне всякого сомнения, — дело рук местных мастеров, имеющих навыки обработки твердого базальта, — работы, совершенно непосильной для чужеземцев-римлян, работавших, как правило, с податливым мрамором.

Руины огромного дворца и бань, построенных в III веке в римском стиле, очень интересны. Бани — жизненно необходимый элемент дворцового быта — располагались в средней части мыса, рядом с жилыми покоями. Это небольшое сооружение из камней неправильной формы включало не менее пяти комнат различного назначения: раздевальная, купальня с теплой и горячей водой, котельная.

В помещениях уцелели полы с остатками многоцветной каменной мозаики, составленной из 15 видов местного камня. Светло-зеленый фон моря, мифические персонажи и надписи на греческом, одна из которыхозначает примерно следующее: «Мы потрудились, не получив вознаграждения».

Крепость занимает территорию мыса, с двух сторон окруженную глубокими ущельями реки Азат. С третьей, самой короткой стороны, она примыкает к горному плато, на котором с античных времен находится поселение Гарни.

Естественные рубежи крепости делали ее неприступной. Со стороны равнины же была возведена мощная 14-метровая крепостная стена из крупных базальтовых блоков.

По свидетельству историка Мовсеса Хоренаци: «Трдат построил храм из тесаных гранитных камней, скрепив их спаянными свинцом костылями». Башни и вогнутая форма средней части стены значительно облегчали оборону и обогащали ее архитектурно-художественный облик. Это было мощное укрепление, хорошо известное по армянским и римским летописным источникам. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь появится сила, способная разрушить неприступную крепость? Однако в XIII веке появилось огнестрельное оружие и местные жители принялись выламывать драгоценный свинец из стен, чтобы отливать из него пули. Следы их разрушительной деятельности и сегодня легко обнаружить в восточной части крепости. Возможно, именно по этой причине она и не смогла устоять во время мощнейшего землетрясения 15 июня 1679 года.

Единственный сохранившийся памятник эпохи эллинизма в Армении начали восстанавливать только в 1966 году и завершили спустя почти 10 лет. При этом реставраторы использовали все сохранившиеся на месте фрагменты, а недостающие изготавливали заново.

Со дна глубокого ущелья доносится глухой шум реки. Солнце прячется за спины гор. Легкая дымка стелется над вершинами. Пора уезжать…

Журнал «Ереван», спецвыпуск 2009

Еще по теме