Журнал Декабрь 2006 The best of лаваш

25 декабря 2006, 11:40
2348 |

The best of лаваш

Любой ереванец знает, что самый вкусный лаваш выпекают в Гарни. Самый тонкий, самый ароматный, словом — the best of лаваш. Он — украшение армянского национального стола. Однажды из него даже сделали модель гарнийского храма. В чем же секрет? Ответ, естественно, надо было искать в самом Гарни…

Дорога в Гарни очень напоминает просмотр слайдов на проекторе — никаких плавных переходов. Только что были городские окраины, и вдруг щелк — безлюдный пейзаж и расцвеченные осенними красками рощицы, щелк — вместо рощиц поля, щелк — горный серпантин среди скал…
— Это же надо!
Встревоженный голос водителя неожиданно вывел из раздумий: у села Вохчаберд дорога просела почти на три метра — оползни.
— Что только не делают, а грунт все равно опускается. Здесь не разгонишься…
Миновав еще пару-тройку таких просевших отрезков пути, въезжаем в поселок Гарни. И, конечно, первым делом — к гарнийскому храму. Дорожный указатель невелик и незаметен, а дорога, ведущая к храму, похожа на обычную деревенскую улочку, так что тут важно не промахнуться на скорости. Небольшая площадка у древней крепостной стены — этакий современный предбанник античности, и прежде чем попасть внутрь, надо побороть вполне конкретные искусы. Или не побороть и сдаться. Банки с вареньем всевозможных видов, дошаб (уваренные ягоды тутовника), кислый лаваш, суджух, яблоки, груши, орехи, мед… Есть чем отвлечь туриста от созерцания памятника архитектуры I века н.э. Правда, одно другому не мешает — группа немцев, внимающая рассказу экскурсовода о строителях мозаичного пола в римской бане, совмещала приятное с полезным, поглощая дары армянской осени. Иностранец в Армении — всегда дорогой гость. Причем дороже он человека с синим армянским паспортом ровно в четыре раза: входной билет в Гарни для иностранцев — 1000 драмов, для граждан Армении — 250. Расспросив торговок о секрете местного лаваша и не получив внятного ответа, переходим на более близкую им тему. Среди баночного разнообразия — бутыль с темно-красным содержимым. Мачар! Из винограда сорта кахет. Не попробовать по стаканчику? Молодое вино действительно восхитительно, но мы помним — с ним шутки плохи, и на ближайшие часы зарекаемся от потребления всяких фруктов, иначе брожение вина продолжится с удесятеренной силой, но уже — в нас. Самый несчастный в нашей компании — водитель, демонстративно отвернувшись, внимательно рассматривает виденный уже не одну тысячу раз храм и крепостную стену. И торопит нас в путь. В поисках «настоящего» лаваша медленно едем по поселку и видим женщину, подметающую улицу метлой.
— Как спуститься в ущелье?
Метла на мгновение замирает.
— Прямо и направо, только… машину вашу жалко!
Поблагодарив, едем в указанном направлении, в зеркальце заднего вида — клубы пыли. Водитель Армен задает вопрос, так и оставшийся без ответа:
— И что она подметает? Там же кругом пыль…
Узенькая деревенская улочка стремительно при-обретает угрожающий уклон. Да, сюда надо приезжать только на надежной машине. В голове сидит неозвученный вопрос: «А обратно как?», но флегматичное лицо водителя развеивает опасения. Неожиданно грунтовка под колесами резко переходит в… мощеную булыжную мостовую! Правда, довольно ухабистую: дожди и сточные воды плюс уклон в 30 — 35 градусов сделали свое дело. Стук покрышек по камням что-то смутно напоминает… Позже нам расскажут, что именно. Оказывается, эти камни — не что иное, как разобранная много лет назад булыжная мостовая улицы Абовяна в Ереване. Камень — он и есть камень, зачем выбрасывать? Вот и вымостили спуск в ущелье Гарни.
Открывшаяся за поворотом панорама заставляет напрочь забыть обо всем на свете, ибо мы попадаем в совершенно иное измерение — наши размеры начинают стремиться к нулю в масштабах грандиозного архитектурного проекта природы под названием Гарнийское ущелье. Ощущение это подчеркивает мгновенно прервавшаяся мобильная связь — «абонент временно недоступен…» Хочется добавить — «…для остального мира». Стены этого глубокого ущелья составлены из базальтовых стержней практически правильной восьмигранной формы, напоминающих гигантские карандаши. Серые, рыжие, черные, они обычно повернуты «в профиль» вдоль стен скал. Но на одном из поворотов нам явилось нечто совершенно удивительное — здесь каменные бруски вертикально «вылезли» на поверхность земли и остановились на высоте всего 10 — 15 метров, образовав достаточно ровную площадку, похожую на тротуар, вымощенный декоративной плиткой. Там же, где они «повыскакивали» с произвольной амплитудой, картина напоминает инопланетный пейзаж. Где-то в вышине, на утесе виднеется маленькое хрупкое сооружение. Да это же гарнийский храм! А ведь наверху он казался мощным и величественным… Все-таки люди и природа творят в разных масштабах. Арочный мост через реку, построенный в XI веке, до сих пор прекрасно сохранился и используется по назначению. Но какой же он крошечный среди этого гигантского каменного леса, этого многотрубного органа, в котором, смею утверждать, музыка не застыла, а по-прежнему звучит. Возможно, благодаря шумной речке Азат, текущей по дну ущелья.

Читайте полную версию в формате PDF