07 ноября 2013, 09:04
5637 |

Археоарт-модерн

В свободное от «исследования математическими методами структуры клеточных популяций и параметров процессов, происходящих в клетках» время кандидат физико-математических наук Лессинг Казарян профессионально занимается расшифровкой армянских петроглифов. Среди них можно встретить и «иллюстрацию» к шумерским эпическим песням о Гильгамеше и Энкиду, и библейскую сцену обольщения Евы, и изображение ритуального жертвоприношения, и акт «соития» пахаря с землей... Эти и тысячи других наскальных изображений сохранились в Ухтасаре — местности, расположенной на юго-востоке современной Армении.

«И сказал Господь Бог жене: что ты сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела», — говорится в библейском предании. Не этот ли сюжет вы идентифицировали на петроглифах Ухтасара?
— История Адама и Евы всегда вдохновляла творческих людей. Многие историки предполагают, что образ дерева познания добра и зла заимствован из более древнего шумерского мифа о Гильгамеше. По просьбе богини Инанны он убивает поселившихся в ее саду — в чудесном дереве хулуппу — исполинскую птицу Анзуда и волшебную змею. Обнаруженные недавно в Ухтасаре наскальные изображения с явно выраженными сюжетами о дереве хулуппу и дереве познания добра и зла датируются X—IV тысячелетиями до н.э. Как видите, древние художники творили там задолго до III тысячелетия до н.э., когда на юге Месопотамии зародилась Шумерская цивилизация. И намного раньше Моисея, написавшего Тору, где змей говорил с Хавой (Евой) перед тем как подтолкнуть ее к греху.

Получается, что Армянское нагорье является прародиной сказания о змее-искусителе. Судите сами: на одном из камней Ухтасара изображен прототип Гильгамеша. Ногой он стоит на голове поверженного им же «небесного быка» — чудовища, насланного на Урук (город-государство шумеров в Междуречье — ред.) богиней Инанной. Под рукой героя изображена летящая птица Анзуда, а над ним — большая змея. Она кусает одну из ветвей дерева хулуппу, между которыми находится заветный плод. Изображенный внизу стрелок с луком — возможно, Энкиду. Сотворенный из глины богиней Арурой (создательницей людей) соперник Гильгамеша, он впоследствии стал его другом и соратником. Есть в Ухтасаре и петроглиф, сюжет которого однозначно напоминает классический ветхозаветный — сцену библейского сказания о грехопадении Адама и Евы в раю. Кстати, эта тема была весьма популярной у средневековых художников, причем на их картинах диалог между прародительницей Евой и змеем-искусителем обычно обозначался ее мимикой, позой или более близким расположением к змею по сравнению с Адамом.

Изображение сцены из древнего предания, ставшего, по всей видимости, основой ветхозаветного сказания об Эдемском садеИзображение сцены из древнего предания, ставшего, по всей видимости, основой ветхозаветного сказания об Эдемском саде

А как располагаются персонажи на ухтасарском петроглифе?
— Сомкнутые ветви древа познания добра и зла бережно хранят запретный плод, а коварный змей что-то нашептывает женщине. Вся ее поза свидетельствует о том, что женщина внимает змею и абсолютно не боится его. Несколько поодаль от них расположен мужчина с широко расставленными ногами и распростертыми руками. По-видимому, он всячески пытается отвлечь женщину от разговора со змеем и прекратить их диалог. Другими словами, воспрепятствовать ей отведать запретный плод! У женщины с другого каменного «полотна» также весьма доверительные отношения с врагом рода человеческого — она положила руку на его огромное извивающееся тело.

Вспахивание земли сохой, запряженной парой быков (волов)Вспахивание земли сохой, запряженной парой быков (волов)

Многие из этих деталей не пощадило неумолимое время — их очень трудно разглядеть на камне. Как вам все-таки удается их разобрать?
— Возможности древних художников были весьма ограничены: не было соответствующих гравировальных инструментов и средств для передачи цветовой гаммы. С течением тысячелетий рисунки, естественно, стираются и это значительно усложняет идентификацию. Так было и со многими петроглифами, сюжет которых мне удалось определить. Я работал по тремстам пятидесяти фотоизображениям петроглифов Ухтасара, сделанным геологом Самвелом Шагиняном. Пытаясь найти способ восстановления исконной композиции, задуманной доисторическим художником, я пришел к методу, который позже назвал петроглиф-археоарт-модерн. Это своеобразный синтез доисторического искусства с современным, или осовременивание древнего искусства. Для начала обводятся внешние, а затем внутренние контуры каждого фрагмента, который затем заливается определенным цветом. Мне нравится обрабатывать изображения яркими, кричащими красками — фигурку женщины, которую сразу выдают крутые бедра, как правило, я выкрашиваю в ярко-розовый цвет. Петроглиф сразу принимает «витражеобразный» вид, напоминающий граффити.

. Обольщение Евы змеем-искусителем, обвившим дерево познания добра и злаОбольщение Евы змеем-искусителем, обвившим дерево познания добра и зла

И картина сразу приобретает изначально присущий граффити смысл...
— ...вырезанных надписей магического и бытового характера. Причем изображения сделаны настолько досконально, что позволяют узнать, например, какие животные водились на территории Армянского нагорья в доисторические времена. Или то, что уже тогда у предков армян была развита ветеринария — некастрированного могучего быка, а тем более двоих, в плуг не запряжешь. На одном из петроглифов весьма реалистично изображен процесс вспахивания земли. Дело в том, что у армян, как и у всех земледельческих народов, была распространена эротическая символика земли. Посев отождествлялся с оплодотворением, а плуг — с фаллосом. Тогда как у охотничьих племен земля считалась неприкосновенной — было непозволительно ранить ее мотыгой или плугом. Если приглядеться, на петроглифе можно разглядеть у землепашца фаллос в состоянии эрекции. Сегодня мало афишируют одну архаическую традицию армянских земледельцев, которая до сих пор встречается в селениях Армении. Как и многие тысячелетия назад, перед тем как на утренней заре провести первую борозду, землепашец оплодотворяет землю своим семенем, затем оборачивает фаллос тканой материей, которую фиксирует тесемкой. Знаете, в древности пахари не позволяли себе даже мочиться в поле.

Прототип Гильгамеша, победившего демонического тура (небесного быка), убившего птицу Анзуда и волшебную змеюПрототип Гильгамеша, победившего демонического тура (небесного быка), убившего птицу Анзуда и волшебную змею

Что ж, подобное отношение к земле впечатляет. А к чему древние армяне не относились столь трепетно?
— Например, к «золотому тельцу», олицетворяющему в новоевропейской культуре символ власти денег, богатства и алчности. В Армении не существовало культа быка. Золотой телец упоминается в Ветхом Завете как воплощение одного из языческих богов. Так, иудеи поклонялись ему в то время, когда Бог на горе Синай передавал заповеди Моисею. Почитали быка (как земное воплощение бога Пта) и египтяне. Обитатели же Армянского нагорья не сотворяли из тельца кумира. Иначе как объяснить изображение урартского бога Тейшебы, стоящего на спине быка и опирающегося правой ногой о его голову. На одном из петроглифов сохранилось изображение ритуального жертвоприношения птицы. Человек держит ее в руках, склонившись перед аккуратно обтесанным алтарем, на котором уже разожжен огонь; пламя и дым от него поднимаются к небесам, постепенно преображаясь в трезубец. Древний художник использовал в качестве штрихов к своему рисунку созданные природой линии. Например, левая граница алтаря — это продолжение глубокой борозды на камне, появившейся в процессе схода ледника. К слову, Вюрмское оледенение на Армянском нагорье завершилось 12 тысяч лет назад. Трезубец, изображенный над костром, символизирует бога, которому предназначена жертва. Значительно позже этим знаком в Ванском царстве обозначали Арарича (арм. Создатель — ред.), бога Халди, бога Тейшебу или просто храм. Это позже трезубец стал символом власти и силы. Архитектор Мартирос Гавукчян полагал, что греческий бог Посейдон, Земли Колебатель, повелитель морей, управляющий стихией с помощью трезубца, — это прямое производное от урартского бога грозы Тейшебы. А имя Посейдон — обратная производная от Тейшебы. Мраморная статуя владыки морей в одном из музеев Ватикана — римская копия греческого оригинала второй половины IV века до н.э. — повторяет позу Тейшебы. А на рельефе урартского бога присутствует его атрибут — трезубец, подобный тому, который находится в руке его эллинского собрата. Ну, а символ трезубца используется и сегодня — например, на президентском штандарте Украины.

Жертвоприношение птицы (гуся или лебедя) АраричуЖертвоприношение птицы (гуся или лебедя) Араричу

В наскальных изображениях Ухтасара часто встречаются рисунки со сложным сюжетом и множеством действующих лиц — настоящая каменная летопись.
— Представьте, мне больше нравится современное слово «комиксы». На одной из скал сохранилось «полотно» с изображением нескольких человек и змей, а также двух деревьев. Это — классический образец древнейших в мире «комиксов». Причем он, как и многие другие петроглифы, найденные в Армении, является чрезвычайно интересным многоходовым, многовариантным и многосюжетным «комиксом» с глубоким содержанием. Часто в них одновременно отражены сюжеты нескольких древнейших сказаний или преданий, которые тысячелетия спустя легли в основу мифов и легенд других древних народов.

Справка
Ухтасар — горная местность, расположенная на юго-востоке Армении в 30 км от города Сисиан на высоте 3300м над уровнем моря. В названии этой местности, предположительно, заложены два смысла. Нынешнее название — Угтасар (Верблюжья гора), где «угт» — «верблюд», «сар» — «гора», возможно, обусловлено «двугорбостью» одной из здешних гор. Но, согласно историку и астрофизику Карену Тохатяну, в древности этот топоним мог звучать как Ухтасар. Слово «ухт» означает завет, обет, зарок, паломничество. Соответственно, название местности тогда могло означать Гора завета, Гора обета и т.д. Фактически Ухтасар в древности являлся каредараном — каменным хранилищем знаний, которое непрерывно пополнялось в течение тысячелетий.

Справка
Петроглифы (от греч. pe´tros — «камень» и glyphe´ — «резьба») — древние изображения, высеченные на стенах и потолках пещер, на открытых скальных поверхностях и отдельных камнях.

Журнaл «Ереван», N8, 2009

Еще по теме