17 июля 2014, 13:06
3750 |

Брежнев в армянском ракурсе

Человеку-истории, признанному королю политического репортажа Владимиру Мусаэльяну 8 июля исполнилось 75 лет. Он два раза пересекал экватор, ходил в Японию, побывал в Африке, работал с первыми космонавтами, дружил с конструкторами луноходов. Снимал Никиту Сергеевича Хрущева. К началу 1969 года, когда попал к Брежневу, стал личным фотографом одного из самых могущественных генсеков.

 Как вы стали личным фотографом Брежнева?
 Как-то слетал с ним в командировку. Потом еще раз и еще. Что называется, пришелся ко двору. Леонид Ильич долго присматривался к моей работе, ко мне и во время одной из поездок спросил: «А где Мусаэльян?» Четко произнес мою фамилию (обычно ее коверкали), и я понял, что он меня запомнил.

Каким Брежнев был лично для вас?
 Он смотрел на тебя - и лгать ему нельзя было. Видел тебя насквозь. 18 лет руководить страной - это не так просто. А еще Леонид Ильич был человеком благожелательным, «настоящим русским, полным чувств», как говорил о нем Генри Киссинджер.


Брежнев в кругу родных

 КГБ цензурировал снимки - что можно печатать, а что нет?
 КГБ в нашу работу не вмешивался. Я шел к генсеку со снимками, и он утверждал.

А какие фотографии он не утвердил?
 Была тема такая у американского журнала: снимали кабинеты руководителей стран. Они хотели получить фото кабинета Брежнева. Леонид Ильич дал согласие на съемку, без него. Я ходил вечерами, снимал пустой кабинет. На столе слева стоят телефоны, рядом кресло. Принес ему утверждать пачку снимков. Он снимок рабочего стола - в сторону. Я ему опять пододвигаю. Он опять - в сторону. Я - ему: «Леонид Ильич, хорошая фотография!» «Я сказал: не давать». А потом гендиректор ТАСС мне пояснил: «Знаю, почему он не утвердил снимок. Там кресло его пустое. Не хочет, чтобы журналисты размышляли, кто сядет в это кресло после него».

К фотографии Леонид Ильич относился серьезно. Он был очень фотогеничен, обаятелен, импозантен. И за своей внешностью следил. Брежнев видел в фотографии часть политики и умело этим пользовался. Обычно отбирали в прессу официальные снимки. Неофициальные откладывали в папку НДП (не для печати). В 1971 году он собирался с рабочим визитом во Францию. И тут Брежнев попросил у меня его снимки посвободнее. Долго перебирал. Особенно понравился тот, на котором запечатлен на палубе яхты в темных очках и спортивном костюме: «Я здесь, как Ален Делон!» Восемь кадров переслали в агентство Франс Пресс. Приезжаем во Францию - эти снимки во всех газетах и журналах.


«Красивый молдаванин» у кормила власти

 Кто импонировал Брежневу из мировых лидеров?
 Он ко многим почтительно относился, но к Индире Ганди особенно. Я видел, что они нравятся друг другу.


Генеральный секретарь ЦК КПСС показывает Индире Ганди свой портрет, сделанный художником Иваном Пензовым

Однажды он встречался с канцлером Вилли Брандтом в Крыму. Немецкая свита обомлела, когда Брежнев уговорил Брандта освежиться в бассейне, да еще одолжил тому свои резервные плавки… Они плавали и общались - переводчик бегал по краю. А я, само собой, все снимал. Встреча получилась точно «без галстуков»! Между прочим, Леонид Ильич мне очень доверял. У меня есть фото, на котором Брежнев меня представляет Никсону как личного фотографа - и я с президентом Америки за руку поздоровался.


В бассейне с канцлером ФРГ Вилли Брандтом

Кстати, в отношениях с США сначала были проблемы после Карибского кризиса. Когда Никсон заменил своего госсекретаря Роджерса на Киссинджера, все поменялось в лучшую сторону. Брежнев таскал Киссинджера в Завидово, переговоры устраивал прямо во время отстрела кабанов. Хотя Киссинджер не охотник. Было забавно наблюдать его без ружья, в охотничьих сапогах - и на вышке. Никсон проникся к Брежневу симпатией сначала по рассказам Киссинджера, а потом и лично. Вместе они ездили в Крым.
А Леонид Ильич - тонкий политик: сразу после встречи с Никсоном полетел на Кубу успокаивать Кастро! Он тонко чувствовал, что делать и когда.


С Фиделем Кастро

— С таким обаянием он должен был пользоваться успехом у дам
— У него было почтительное отношение к женщине. Никогда я не видел пошлости в его глазах: если любовался дамой, то искренне и никогда не пожирал взглядом. На любовь был способен. Ему потом много связей приписывали, но единственный роман, свидетелем которого я тоже не был, но много слышал, был во время войны. Ее звали Тамара. Он был влюблен сильно, даже к Виктории Петровне ее привозил.


Любимое место отдыха заядлого охотника — Завидово

— К жене! Зачем?
— Знакомил. Хотел разводиться. Так уж он был устроен, да и Виктория Петровна все знала и без того. Потом она отозвала Тамару и сказала, что все понимает, но у них двое детей. Тамара уехала, а Леонид Ильич бежал за ней до самого поезда. Было! Он и не скрывал, как она ему дорога.

А что Виктория Петровна?
— Это была женщина, которая не мешала ему быть собой. То, что ей говорили о его увлечениях, она и сама многое видела, но переносила спокойно, без истерик. Она мудрая была. Первый раз, когда Леонид Ильич попросил меня сфотографировать семью, был по вескому поводу — правнучка родилась. И он предупредил: «Виктория Петровна наслышана о тебе». Я напрягся: одно дело с ним работать, а другое — семья. От того, как меня примут, будет зависеть работа. Он же их потом спросит, как я им. В общем, комплексовал, а напрасно: и она, и мама Брежнева Наталья Денисовна — мудрые женщины оказались. Там такая правильная домашняя обстановка была — никакого чванства, холодности.


Брежнев обожал правнучку Галю

— Жена в работу не вмешивалась?
— Не вмешивалась, но говорила, как он выглядит со стороны. Особенно в поздние годы.

Подкаблучником лидер сверхдержавы не был?
— Никогда. На самом деле, мне так казалось, он даже семейным человеком не был, хотя семью любил. Помню, приезжал в Завидово его сын Юрий, а он ему с порога: «Почему приехал без приглашения?» Но всегда интересовался, кто да как. Он серьезно относился к делам домашних. Ему не нравилось, что дочь ушла от мужа, а есть ребенок… Но дома долго не сидел, уезжал.

— Воспитанием детей толком не занимался?
— Сказал бы больше: Галине он мешал. Не должны родители так вмешиваться в личную жизнь дочери. Хотя первый ее брак ему нравился. Брежнев даже дал зятю Героя Соцтруда. А тот загулял с гимнасткой… Галина мужа любила, страдала. К Чурбанову Леонид Ильич долго приглядывался, но в итоге одобрил.


Последний портрет вождя

Это фото было сделано в Крыму за два месяца до смерти генсека.
 Я Брежневу не показывал этот снимок, - признается фотограф. - Он бы мне его точно не утвердил. Олег (комендант семьи Брежнева Олег Сторонов. - Ред.) ему поставил кресло мягкое. Леонид Ильич не любил таких кресел, сидел на стульях. Но тут Олег уговорил...


Широко растиражирован знаменитый снимок Мусаэльяна, на котором Брежнев целуется с Хоннекером: в Германии он стал сувениром и помещён на значки, чашки, магнитики и майки.


Стрелял превосходно — с первого выстрела клал зверя


Отлично разбирался в машинах и очень любил сидеть за рулем


Владимир Мусаэльяну приходилось постоянно находиться рядом с ним и подчинять свою жизнь ритму жизни Генерального секретаря, не зная ни отпусков, ни выходных.

Компиляция материала

Еще по теме