09 мая 2013, 00:26
2890 |

Свидетели войны: морзянка под бомбежками

Розалия Абгарян, 18-летняя активистка родом из Тбилиси, секретарь школьной комсомольской организации сразу после выпускного бала в 1941 году добровольцем отправилась на войну. «21 июня у нас был выпускной вечер, а наутро объявили, что началась война. Я ни секунды не раздумывла – ведь наша Родина была в опасности».

«За Родину! За Сталина!» – этот боевой клич стал стимулом для молодой и отважной девушки, пустившейся в совершенно иной и жестокий мир.

Одетая в легкие ботиночки, военное платьице и чулочки, маленькая, хрупкая выпускница школы, совсем недавно получившая аттестат зрелости и теплые напутствия своих учителей, оказалась в самом пекле войны.

После трехмесячных курсов по изучению азбуки Морзе в Тбилиси Розалия Абгарян оказалась на передовой. Четыре года молодая радистка отбивала морзянку, держа связь с подразделениями и координируя полеты советских истребителей и штурмовиков. С помощью пеленгаторов немцам удавалось засекать местонахождение их воинской части и накрывать его артилерийским обстрелом, а фашистские диверсанты многократно пытались уничтожить радисток.

«Не верьте, если кто скажет, что не боялся на войне. Впервые попав под обстрел, я испытала жуткий страх. Потом уже как-то привыкаешь, приобретаешь навыки, как надо спасаться и куда прятаться во время бомбежки», – признается 90-летняя ветеран Великой Отечественной войны и труда Розалия Сергеевна.

Свой боевой путь она начала со Сталинграда. Воинская часть находилась у железнодорожной станции. Это место, где велись ожесточенные бои, и  оно постоянно переходило из рук в руки. На Мамаевом кургане средняя продолжительность жизни солдата составляла 24 часа. И выжить здесь было нереально. «Но даже в таких условиях мы никогда не сомневались в нашей победе. У нас не было чувства обреченности и упадничества».

В одном из боев Абгарян была ранена в голову, и ее направили в госпиталь, а после лечения – снова на фронт, на 4-й Украинский, в 88-й полк при 12-й армии. Именно с этим полком радистка прошла всю войну от Сталинграда до Праги.

Отступление Красной Армии радистка вспоминает с волнением и печалью. «Это были жуткие дни. Немцы наступали по дорогам на мотоциклах, а мы отступали по полям, утопая в грязи, замерзая при морозах и мучаясь при жаре со скаткой шинели за спиной. Нам было тяжело не только физически, но и морально, – рассказывает фронтовичка. – Жители районов, которые нам приходилось оставлять, просили взять их с собой, но это было невозможно. Мы обещали местным жителям вернуться, не подозревая, как это нескоро случится. Думали, месяц-два повоюем и вернемся, а застряли на целых 1418 дней…»

…1418 дней до новой встречи с будущим мужем – молодым симпатичным Езнаком, с которым познакомилась еще до войны. Уже тогда уроженец Одзуна приметил отличницу и комсомолку Розалию. Судьба свела их и на войне. После отступления Советской Армии, когда войска заняли оборону в предгорьях Кавказа, в районе Анастасьевка, они вновь встретились. И эта встреча расставила все точки над i.

Оба фронтовика вернулись с войны в один день. Через неделю, в декабре 1945 года, они поженились и прожили вместе 58 лет, согласно данному слову, в мире и взаимопонимании. «Когда мы вернулись с фронта и решили вступить в брак, он сказал: «Золотые горы я тебе не обещаю, но будем жить хорошо, в мире и взаимопонимании». Так и случилось. Езнак Налбандян был любящим мужем, хорошим отцом и честным работником». 

Последний день войны радистка Розалия встретила в Чехословакии. Была подписана капитуляция Германии, но бои еще шли во многих местах, в том числе и в Праге. Оставив позади все ужасы войны, щемящую душу тоску, она, наконец, вернулась домой. «Мой папа гордился мною. Сыном его Бог не наградил, но у него есть дочь – воин-освободитель». Отец Розалии родом из Карса. Во время Геноцида он потерял свою первую жену и сыновей. Турки загнали всех на табачное поле и подожгли его. «Он всегда говорил, что, если начнется освобождение Карса, сколько бы мне лет ни было, я пойду воевать. Я рада, что мы отстояли Карабах. Но это не конец. У нас еще много дел. Впереди нас ждет Нахичевань, Карс… Жаль, что мне не посчастливится увидеть нашу Великую Армению. Мне ж уже 90».

Еще по теме