07 марта 2013, 16:17
2834 |

Привести в порядок мир

Выпускника ереванской физматшколы, гуру российской ИТ индустрии Давида Яна часто в шутку называют человеком с самой короткой армянской фамилией. Свой первый успешный проект он создал еще в 1989-м: это был теперь уже легендарный электронный словарь Lingvo. За ним последовала система распознавания текста FineReader, используемая сегодня десятками миллионов людей во всем мире. За прошедшие двадцать с лишним лет он реализовал огромное количество различных проектов. В их числе— открывшаяся недавно в Ереване школа«Айб», с помощью которой Ян и его соратники хотят открыть двери к успеху самым талантливым подросткам Армении.

Давид, в Ереван вы приезжаете не так часто и больше по делам…

 — Раз в год — обязательно. И каждый раз, прогуливаясь по физгородку, ис­пытываю особое чувство. Я прожил там 17 лет и знаю каждый камень, кстати, все они остались на своих местах. Только вот все стало мень­ше — в детстве дома были такими огромными, а теперь, оказалось, что они совсем маленькие. А вот Арарат стал виден лучше. Очевидно, оттого, что заводы перестали работать и воз­дух стал чище — даже в упадке про­мышленности есть свои плюсы.

Из Еревана вы уехали в 1985-м. Чего не хватает больше всего?

— Долгие годы, пока я жил в Москве, очень скучал по солнцу и свежему воздуху. Но недавно перебрался с се­мьей в окрестности Сан-Франциско, в Кремниевую долину, где с этим все в порядке. Кстати, Пoртола-Вэлли, где мы сейчас живем, напоминает родной ереванский физгородок не только кли­матом, но и контингентом. Там живет всего несколько тысяч человек, среди которых много профессоров Стэнфорда, и царит очень теплая атмосфера. Вот только с кофе дела обстоят не очень хорошо: ни армянского, ни даже ита­льянского эспрессо нигде не подают, только американо. Чтобы как-то выйти из этого затруднительного положения, я купил себе кофемашину, а заодно занялся латте-артом — рисую на кофе, даже специальные курсы прошел.

И как вам живется в Америке? Не трудно привыкать к новому месту?

— Да нет. Нам с семьей нравится пу­тешествовать, подолгу жить в разных местах. Не уверен, что в Америке я поселился навсегда, но пока тут все прекрасно. Больше всего поражает, на­сколько разной может быть эта страна. Например, лет десять назад некоторое время я жил в Чикаго. Это довольно провинциальное место, где все раз­меренно, спокойно. А Сан-Франциско кипит. Почти 80 процентов жителей — иностранцы. Это активные люди —инженеры, финансисты, бизнесме­ны, — которые все время пытаются что-нибудь придумать. В Пало-Альто у меня есть любимое кафе, маленькое, на пять столиков. Так вот, за каждым из них можно услышать разговоры о том, что у кого-то появился бизнес ангел, у другого новый проект намечается, у третьего новости, свя­занные со Стэнфордским линейным ускорителем. Вы не представляете, как приятно находиться в этой среде с такой огромной концентрацией пред­принимательского потенциала.

А как же друзья, знакомые — не скучаете?

— По большому счету, в этом смысле мало что изменилось — там работа­ют многие знакомые, выпускники физтеха, немало армян. Это очень открытые ребята, которые все время генерят идеи и ищут потенциальных инвесторов, меня часто выдергивают, чтобы я послушал, дал свою оценку. И часто встречаются очень перспек­тивные проекты, в которых я так или иначе принимаю участие. Хотя на первом плане на ближайшее время у меня все же школа «Айб».

В прошлом году открытие «Айба» стало действительно большим со­бытием для Армении. Результаты за этот год соответствуют вашим ожиданиям?

— На самом деле история школы на­чалась задолго до того, как она стала действовать. Был пройден довольно долгий путь — мы придумывали кон­цепцию, искали учителей, переводили на армянский язык учебники, обща­лись с архитекторами, собирали сред­ства. А что касается промежуточных результатов, то они уже превосходят наши ожидания. Мы задались целью дать детям образование, которое позволит им продолжить учебу в луч­ших вузах мира, а затем вернуться на родину и стать учеными, бизнесменами, политиками, президентами — теми, от кого будет зависить будущее Армении. И уже сейчас я вижу, что мы на правильном пути. Знаете, мои родители дали денег на поддержку фонда «Айб», но у них было довольно размытое представление о проекте, пока они не приехали и сами не встре­тились с детьми. А вот после этого они решили переехать из Москвы и пре­подавать здесь: папа, который в свое время приехал учиться в Ереван из Китая, — физику, может, еще и китай­ский, мама — историю Китая.

Многие из тех, кто стоит у истоков «Айба», как и вы, учились в ереван­ской физматшколе…

— Учеба в физмате позволила нам в свое время поступить в Москов­ский физико-технический институт и стать теми, кем мы стали. Поэтому изначально идея была вернуться и возродить ереванский физмат. Но потом стало понятно, что будет сложно инвестировать 40 миллионов долларов в государственную школу. Меценаты хотели быть уверены, что их фонды сохранятся. Так было реше­но создать собственную школу.

Но ведь одним «Айбом» проблемы образования в стране не решить.

— Конечно, наша цель не в создании одной школы, а в формировании сре­ды. Поэтому с самого начала мы тес­но сотрудничаем с тем же физматом.

От чего зависит успех образователь­ных проектов, подобных «Айбу»?

— Есть два важных фактора — учите­ля и ученики. В любой учебной среде должны быть блестящие преподавате­ли и целеустремленные школьники. Причем одно без другого смысла не имеет. В физматшколе нам было интересно друг с другом, было при­ятно проводить там целый день, ну и, конечно, наши учителя были настоя­щими профессионалами. Но и это еще не все: необходима преемственность. В нашем образовании в свое время сыграли большую роль выпускники, которые летом возвращались в школу и преподавали нам на факультативной основе. Многие наши сверстники в это самое время играли в футбол, а мы приезжали в пустую школу, сидели в жарких классах и слушали рассказы старших ребят. Хотя и в футбол гонять тоже успевали.

Интересно, сейчас такое возможно?

— Почему бы и нет. В «Айбе» уже сейчас происходит нечто подобное: старшеклассники преподают раз­личные предметы в других школах Армении на уровне факультатива. Это удивительное явление, когда ученики рассказывают о своем любимом предмете. Школьникам лекции очень нравятся, потому что одно дело, когда преподает взрослый учитель, и совсем другое, когда это делает практически ровесник, который просто влюблен в предмет. А если смотреть в будущее, то у меня нет никаких сомнений, что те же ребята когда-нибудь вернутся в лоно родной школы из Стэнфорда или Массачусетского технологиче­ского института, чтобы поделиться знаниями со следующим поколением.

В 2000 г., за несколько лет до того, как мир захлестнула волна социальных сетей, вы представили в США первый в мире карманный коммуникацион­ный компьютер Cybiko для молоде­жи. Почему проект не развился?

— Действительно, к тому моменту это была очень свежая идея. Мальчики могли вводить в Cybiko данные о де­вушке своей мечты, и тот вибрировал, если она появлялась в радиусе 250 метров. Штука оказалась очень попу­лярной, за несколько месяцев мы про­дали четверть миллиона экземпляров в США, создав первую в мире геопози­ционную социальную сеть. Тогда, кста­ти, даже не было термина «социальная сеть». Но кризис NASDAQ и теракт 11 сентября изменили все планы. Cybiko пришлось продать, я вернулся в Москву и углубился в только-только зарождавшуюся культуру флэшмо­бов. Это целое искусство о том, как незнакомые люди договариваются действовать по короткому сценарию, встречаются, делают общее дело.

Вы чуть ли не каждый год начинаете новый проект. Это только бизнес или нечто большее?

— Я не занимаюсь бизнесом ради бизнеса. Я занимаюсь тем, что, с одной стороны, нравится мне, с другой, хоть немного, но меняет окружающий мир к лучшему. И таких, как я, очень много. Очень четко о роли каждого человека в изменении нашей жизни к лучшему написал Ричард Брэнсон в книге «К черту все! Берись и делай!».

И какую часть мира вы приводите в порядок сейчас?

— В последнее время я занимался рес-торанами и компанией iiko, специали­зирующейся на внедрении новой систе­мы организации ресторанного бизнеса.

Как человека из сферы ИТ занесло в ресторанный бизнес?

— В 2003-м я вернулся в Москву из США, после того как попрощался с проектом Cybiko. У меня дома перио­дически проводились вечеринки по семьдесят человек, с живыми концер­тами и перформансами. И однажды кто-то сказал: «Слушай, хватит делать это дома, надо организовать место, где можно встречаться круглый год». В идеале, места должно было хватить многим. Правда, самое первое кафе, FAQ, имело площадь всего 90 квадрат­ных метров, включая подсобку и кухню. И тут помещалось всего 90 человек. Но и этого хватило для удачного запуска. Я пообещал, что FAQ Café будет моим первым и последним ресторанным про-ектом, а через некоторое время открыл­ся ArteFAQ, потом DeFAQto, «Сестры Гримм» и так далее. Правда, продолжа­ют развиваться они уже без моего ак­тивного участия. А я уже переключился на iiko. Его еще можно назвать старта­пом, хотя существует он уже несколько лет. По этой системе сейчас работает около трех тысяч ресторанов в России, Китае, Чехии, Вьетнаме, Армении.

В чем ее суть?

— Возродить гостеприимность, чтобы клиенты чувствовали себя желанны­ми. Касается это всех нас. Независимо от страны проживания, мы все ходим в кафе и рестораны.

Не было мысли открыть филиал од-ного из ваших ресторанов в Ереване?

— Было бы, конечно, приятно открыть FAQ Café в Ереване, но для этого нужно физическое присутствие, хотя бы полгода надо самому ходить туда каждый день, пробовать блюда, рабо­тать с официантами. А это тяжело.

Совсем недавно вы выложили в сво­бодный доступ в Интернете свою книгу о системе питания. Ресторан­ному бизнесу это не мешает?

— Главная суть моей системы в том, что надо отказаться от четырех про­дуктов: сахара, соли, мучных изделий и «вредных» жиров. С другой стороны, в моих ресторанах подается, например, картошка фри, никак не соответствую­щая этому принципу. Но я не могу просто взять и изъять из меню все вредные блюда. Однако необходимо предоставить выбор. В США, напри­мер, во многих ресторанах действует интересная система: во время заказа клиенту на телефоне показывают количество жиров, углеводов, калорий, которые тот будет поглощать.

А каковы первые отзывы о книге?

— Мой отец, прочитав ее, сбросил за полтора месяца 12 килограммов. Счет людей, которым мой труд помог, уже идет на сотни. И детей своих они ограждают от вредных продуктов. Понятно, что все любят шашлык, но все зависит от того, хочет ли человек к 45 годам быть здоровым или иметь необратимые изменения в сосудах. Мне вот 44, но вес такой, какой был в 10-м классе. И ощущения такие же.

Кажется, вы добиваетесь успеха во всех своих начинаниях. Должен же быть какой-то секрет…

— Формула довольно проста: надо научиться доводить дело до конца. Чтобы изменить мир к лучшему, мало иметь активную жизненную позицию, энергию и желание. Все это не имеет значения, если не научиться завер­шать начатое. Надо понять, что жизнь устроена не так интересно, как хоте­лось бы, и 90 процентов того, что надо делать, чтобы достичь большой цели, это рутина. Великие люди говорили об этом по-разному, но очень точно полу­чилось у Максвелла: «Работай, закан­чивай и публикуй». Это удивительно емкая фраза. Вес каждого слова в ней начинаешь понимать с годами.

Еще по теме