06 декабря 2013, 11:32
2536 |

Ключевая фигура

На заре цивилизации человек прикрывал вход в свое нехитрое жилище доской и подпирал ее бревном. Наверное, первым ключом можно считать именно это бревно. Режиссер и страстный коллекционер Рубен Ованнисян – большой знаток ключей. В его гостеприимном для маленьких открывателей замков доме уже приютилось порядка пяти тысяч ключей - это нечто среднее между квартирой и музеем с редкими экспонатами, среди которых и ключи собственного изготовления. Если чего и не хватает в коллекции, так это, наверное, того первого ключа-бревна.

В 1960-х годах на улице Арами - тогда Спандаряна – была маленькая мастерская по изготовлению ключей. Молодой режиссер Рубен никогда не мог пройти мимо, не уделив хоть несколько минут внимания красующимся на витрине старинным экземплярам. Мастер каждый раз удивлялся: «Неужели это так интересно?» Рубен же, не отрывая взгляда от интригующей старины, лишь кивал в ответ. С тех пор он собирает ключи. В его коллекции сегодня собрались такие экземпляры, о которых мало кто слышал, тем более – видел. Среди них - железнодорожные ключи-трехгранки, ключи с автоматически выдвигаемой бородкой, невероятно длинный сейфовый ключ, замысловатый ключ с бородкой, напоминающей лабиринт, и даже огромный ключ ручной работы – самого Рубена.

Рубен – человек гостеприимный, готовый подолгу рассказывать о своей коллекции. Вот только фотографироваться не любит. «Я режиссер, привык быть за кадром». Но когда дело касается коллекции, хочет, чтобы каждый ключ имел отдельное фото, - словно на паспорт. Мы оглядываемся по сторонам и понимаем – их около пяти тысяч, а у нас – один фотоаппарат и очень мало времени. «Что это за ключ?» — протягиваю руку к ключику с биркой. Оказывается — ключ от сундука самого Мартироса Сарьяна. Жена варпета предлагала ему и сам сундук, но Рубен из вежливости отказался. Я тянусь к другому экземпляру. Этот ключ из гостиничного номера на острове Святого Лазаря привез один его приятель. «Так легко удивляетесь», — подмигивает Рубен и протягивает маленький прозрачный колпачок. Пристально вглядываюсь в него и вижу... самый маленький в мире ключ работы микроминиатюриста Эдуарда Казаряна! Он настолько мал, что без лупы его не разглядеть. «А вот и ключ от дома самого Эдуарда, — протягивает мне Рубен потрепанный ключик. — Его старый дом тогда сносили, а я сходил в полуразрушенное здание и раздобыл его. Как он потом удивлялся!»

Когда начало смеркаться, хозяин дома-музея включил свет. Люстра, собранная из тысячи ста одиннадцати разнообразных ключей, отбросила на потолок свои узловатые тени. Пригласив за стол на чашечку кофе, Рубен захватил с собой и два ключа. «Возьми, потрогай, - передал он мне почерневший ключ, - разве не чувствуешь в нем жизнь, теплоту, историю?» Потом протянул мне новенький элегантный ключик почти такой же формы и рассмеялся: «Эти два ключа сделала та же немецкая фирма. Их разделяет целый век истории». Да, новичок старался выглядеть очень деловым и серьезным. Однако казался неопытным и наивным.

В коллекции Рубена важное и почетное место занимают ключи и замки домов армян, бежавших из Западной Армении во время Геноцида. Тогда армяне просто выламывали из дверей и забирали с собой замки и ключи. «Для них ключ и дверной замок символизировали очаг. Можно сказать, что они забирали с собой ключ к своему прошлому, надеясь когда-нибудь вернуться и установить замки обратно на свои законные места». У Рубена много таких осиротевших ключей и с ереванской историей. Они стали последними хранителями историй многих домов, сундуков, письменных столов.

В коллекции я случайно заметил и сувенирные ключи из разных стран. Рубен лишь махнул на них рукой со снисходительной улыбкой. Подарочные ключи его не сильно привлекают, - мало, кто разбирается, у каких за плечами имеется достойная история. Однако один такой подарок хранится в надежном и укромном месте. Это антикварный деревянный замок с медным ключом. В девятнадцатом веке он был гарантом безопасности одного из домов в деревне в центральной Африке. А приобрел его приятель Рубена в парижском антикварном салоне за огромную сумму.

«У каждого есть свое увлечение, - уверен Рубен, - благодаря которому мы имеем возможность сохранить то уникальное, которое может в каждую секунду быть уничтоженным надвигающимся настоящим». Да, соглашаюсь я и замечаю, что это еще и возможность доставить себе и другим немало удивительных мгновений. Это словно путешествие в мир, где ты никогда не был. И к которому тоже еще надо подобрать свой ключ.

Еще по теме