30 октября 2013, 09:08
7329 |

Съемка с «проводкой»

Семь десятилетий представители рода Бояджян, происходившего из армянского Тигранакерта (ныне Диарбекир, Турция), были официальными фотографами при дворе негусов — абиссинских монархов. В объективах камер Бедро, Айказа и Тони отразились взлеты и падения трех последних императоров — потомков царя Соломона и царицы Савской.

Вспышка. Хотя фотография и получила широкую известность еще в 1839 году, до Эфиопии она дошла только в октябре 1867-го, когда на побережье этого восточноафриканского государства высадился британский корпус под предводительством сэра Роберта Напье. Редчайшие негативы, сделанные фотографами экспедиции, хранятся сегодня в Институте эфиопских исследований и в Британском посольстве в Аддис-Абебе. Спустя год появились первые снимки высокопоставленной абиссинской особы — князя области Тиграи, будущего императора Йоханнеса IV. Его преемник Менелик II, большой любитель фотографироваться, распорядился ввести в оборот бумажные деньги со своим дагерротипным изображением.

Бедро Бояджян. 1905 год. Фотограф неизвестен Айказ Бояджян. 1928 год. Фото: Бедро Бояджян Тони Бояджян. 1938 год. Фото: Айказ БояджянБедро Бояджян. 1905 год. Фотограф неизвестен Айказ Бояджян. 1928 год. Фото: Бедро Бояджян Тони Бояджян. 1938 год. Фото: Айказ Бояджян

Проявитель. Занять должность придворного фотографа первому из семьи Бояджян — Бедро — предложил император Менелик II. Негусу понравились снимки александрийца, который в 1905 году сопровождал во время официальной поездки в Абиссинию предводителя армянской церкви в Египте архиепископа Члгадяна: святой отец заказал Бедро сделать «фоторепортаж» своего визита. Молодой человек принял предложение эфиопского правителя и поселился в новой столице Абиссинии Аддис-Абебе. 13 февраля 1906 года Бедро был официально назначен личным фотографом эфиопского императора. В его «трудовой книжке» — профессиональной карте — появилась следующая запись: «Бедро Бояджян — фотограф Эфиопского императорского двора».

Император Хайле Селассие I в день коронации. 1930 год. Фото: Айказ БояджянИмператор Хайле Селассие I в день коронации. 1930 год. Фото: Айказ Бояджян

Просветление. Эмблемой фамильного предприятия Бояджянов стала Соломонова печать — шестиконечная звезда Давида, служившая символом абиссинских императоров. Дело в том, что в эфиопских преданиях родоначальниками абиссинских монархов считаются царь Соломон и царица Савская. Менелик даже прибавил к своему имени «второй порядковый номер» из уважения к легенде, гласящей, что первый Менелик был сыном этой библейской пары.

Тони и Дики (слева) и Луснтаг и Варуж Бояджян (справа) в своем доме в Аддис-Абебе. Фотограф неизвестенТони и Дики (слева) и Луснтаг и Варуж Бояджян (справа) в своем доме в Аддис-Абебе. Фотограф неизвестен

Камера-обскура. Аддис-абебское фотоателье семьи Бояджян не знало отбоя от клиентов — придворный фотограф стал первым, открывшим подобное заведение в Эфиопии. Иметь фотопортрет во времена Менелика II считалось престижным, а оказаться на снимке фотографа императорского двора и вовсе означало принадлежать к привилегированной части общества. Частным клиентам Бедро карточка размером 25х30 см обходилась в 16 быров, что в пересчете на сегодняшний курс составляет больше $10 — огромные по тем временам деньги.

Сестры Могессе — соседи семьи Бояджян. 1930 год. Фото: Айказ БояджянСестры Могессе — соседи семьи Бояджян. 1930 год. Фото: Айказ Бояджян

Шум. После смерти императора Менелика в 1913 году на престол взошел его семнадцатилетний внук Лидж Иясу. При нем привычка фотографироваться переросла у эфиопцев в настоящую страсть: Бедро был из тех редких придворных, кто сопровождал юного императора во всех поездках. Близость с негусом позволяла ему в частном порядке решать многочисленные проблемы эфиопских армян, которые избрали Бедро президентом своей общины.

На церемонии посвящения в епископы. 1947 год. Фото: Тони БояджянНа церемонии посвящения в епископы. 1947 год. Фото: Тони Бояджян

Негатив. Новый император Лидж Иясу, придя к власти, объявил себя потомком пророка Мухаммеда. Однако правителя, принявшего ислам и заявившего, что Эфиопия отныне находится под духовной властью Османской империи, свергли в 1916 году, после чего Бедро отлучили от двора. Настали трудные времена. Он несколько раз писал императрице Заудиту, тетке Иясу, жалобы на клиентов, задолжавших огромные суммы. Только регент, 24-летний Тэфэри Макконен, будущий император Хайле Селассие I (ныне почитаемый растафарианцами как воплощение бога Джа), был должен фотографу 700 быров. Бедро не вынес банкротства и скоропостижно скончался в мае 1928 года. Через год статус придворного фотографа был пожалован одному из его шести сыновей, Айказу.

На церемонии посвящения в епископы. 1947 год. Фото: Тони БояджянНа церемонии посвящения в епископы. 1947 год. Фото: Тони Бояджян

Время перезарядки. На сей раз звание фотографа императорского двора даровал представителю рода Бояджян рас Тэфэри («рас» — «князь»). Правда, Айказу не удалось сохранить все привилегии (в частности, освобождение от уплаты налогов), которыми пользовалась семья, когда в фаворе был его отец. В ноябре 1930г. состоялась коронация раса Тэфэри, в 31-м была принята первая в истории Эфиопии конституция, утвердившая абсолютную власть императора, а в 35-м Эфиопию оккупировали итальянцы. Хайле Селассие бежал из страны, а его личному фотографу пришлось довольствоваться обычной клиентурой.

Рас Маконнен. 1920 год. Фото: Бедро и Айказ БояджяныРас Маконнен. 1920 год. Фото: Бедро и Айказ Бояджяны

Фокус. Айказ расширил сферу деятельности семейного предприятия и на торговой площади Пьяцца открыл кинотеатр — второй в городе. Правда, итальянцы сразу реквизировали генератор, а само здание вскоре было уничтожено пожаром. Тогда студия принялась печатать фотографии для документов, удостоверяющих личность, — паспортов и водительских прав, без которых появляться на улицах Аддис-Абебы стало небезопасно, а потому от клиентов отбоя не было.

Императрица Менен. Император Хайле Селассие I. Из альбома, посвященного 25-летию со дня коронации. 1955 год. Фото: Тони БояджянИмператрица Менен. Император Хайле Селассие I. Из альбома, посвященного 25-летию со дня коронации. 1955 год. Фото: Тони Бояджян

Позитив. В 1941 году британская армия отвоевала Эфиопию, император вернулся из изгнания и Бояджяны вернулись к своим прямым обязанностям. На сей раз императорским фотографом стал Торгом, или Тони, ему было всего 21. Студия процветала: Бояджяны уже тогда поняли, что вскоре в стране начнется бум на любительскую фотографию, и заранее подготовились к этому, став официальными дистрибьюторами Kodak, Gevaert и Agfa. В 1951г. в Эфиопии было отменено рабство, в 1974-м Хайле Селассие был низложен, а 27 августа 1975-го он умер при невыясненных обстоятельствах.

Крестьяне веют зерно. Фото: Тони БояджянКрестьяне веют зерно. Фото: Тони Бояджян

Контраст. Когда разразилась революция, Бояджяны владели четырьмя домами в Старом квартале, виллой в пригороде и многочисленными участками земли. Революционеры конфисковали все, кроме дома на Пьяцце и виллы. Именно Тони Бояджян, последний официальный фотограф императорского двора, сделал первый официальный снимок в республике — фотографию бригадного генерала Тафари Банти, главы Военного совета Эфиопии. Десять лет спустя семейное дело Бояджянов окончательно угасло: населению одной из беднейших стран мира стало не до фотографий.

Император Хайле Селассие I. 1930 год. Фото: Айказ БояджянИмператор Хайле Селассие I. 1930 год. Фото: Айказ Бояджян

Кома. Никто не знает, что стало с бесценным сокровищем Бояджянов — фотоархивом, запечатлевшим такой богатый событиями исторический период. Достоверно известно лишь то, что перед самой смертью Тони в 1987г. правительство под предлогом «революционной необходимости» реквизировало все имущество семьи Бояджян.

Журнaл «Ереван», N11, 2009

Еще по теме