13 сентября 2013, 11:08
3204 |

Особенности перепелиной охоты

Тяжелые колосья бьются о суровую ткань камуфляжных штанов. Под стать штанам и китель навыпуск. В руках «Сайга», для непосвященных — «Калашников», доработанный до охотничьей одностволки 12-го калибра с восьмизарядным магазином. На голове зеленая кепка с красной звездой (подарок друга, привезенный с Кубы). Ни дать ни взять — никарагуанский партизан, заблудившийся в чистом поле.

О высоких ботинках, в необходимости которых для нарезания километров по родным полям мне уже пришлось убедиться, я вспомнил только накануне вечером. Однако, обнаружив в собственном шкафу какую-то абсолютно непотребную рвань вместо приличествующей случаю обуви, я легкомысленно нацепил тяжелые черные кроссовки. Впрочем, сегодня брать почту и телеграф мы не будем — просто в Армении открылся сезон охоты на перепелов! Попробовать себя в этом деле меня пригласил Артур — мой друг и заядлый охотник. Виртуозно затормозив в паре сантиметров от моего рюкзака, он выключил фары и лениво сполз с водительского сиденья своего гигантского внедорожника. Смерил меня с головы до ног критическим взглядом и вздохнул: «У нас сегодня революция? Почему меня не предупредили?» — «У тебя сегодня охота, — я лучился энтузиазмом, — и ты обещал взять меня с собой». — «А что, у меня был выбор?» — опять вздохнул он. Неопределенный жест рукой я воспринял как приглашение и взобрался на соседнее сиденье. Понятно, почему у Артура мой наряд вызвал такую реакцию. Его лишенная изысков экипировка явно соответствовала перепелиной охоте куда больше моей — форменные штаны «буря в пустыне», цвет которых я сразу окрестил «несвежим яблочным пюре», коричневатая майка, блеклый «шлем», закрывающий шею.

Естественно, на золотисто-рыжем пшеничном поле он будет выглядеть не столь ярко, как я, но это не устроит разве что перепелов. Что же до моих способностей к мимикрии, то с тем же успехом можно попытаться спрятать бразильский карнавал в тамбуре провинциального поезда. Впрочем, никогда не слышал, что перепела отличаются хорошим зрением. Последняя мысль, высказанная вслух, вызвала у Артура очередной тяжелый вздох. «Перепелки не ослы», — глубокомысленно заметил он. Пораженный новизной сказанного, я задумался и до самого конца пути не проронил ни слова.

В село Атис (Котайк) мы въехали еще до рассвета. Расположенное на северном склоне одноименной горы, оно, точнее, его окрестности, по уверению Артура, являются почти идеальным местом охоты: поля еще не сжаты под корень, и перепелам есть где порезвиться. Притормозив у небольшого холма, взбираемся на вершину — осмотреться. В предрассветной дымке обозначаются будущие охотничьи угодья. Отъехав от населенного пункта на положенные 3 километра, пробуем первое понравившееся Артуру поле.

«Не слишком буйная растительность — это то, что нам нужно, — проводит он ликбез. — Во-первых, у нас нет собаки, так что стреляную дичь будем отыскивать сами, что само по себе хлопотно. Во-вторых, топтать неубранные поля нехорошо».

Идем в линию, на расстоянии десятка шагов друг от друга. По идее, перепела, уловив звук шагов, должны заволноваться и взлететь, предоставив нам возможность продемонстрировать свою меткость.

Поле кончается. Разочарованно «убираю» ружье на предохранитель: «Артур, здесь из фауны только мы с тобой!» — «Ты в этом уверен?» — следует в ответ. И вдруг тишину прорезает резкое фр-р-р — характерный шум крыльев взлетающей перепелки ни с чем не спутаешь. Круглый бурый комок вылетел из-под ног куда-то вперед и вбок. Артур провожает его грустным взглядом. Перепел, в чем я только что успел убедиться, иногда не взлетает вовсе, надеясь на быстроту своих крепких ног. Конечно, в спринтерском беге по прямой победа будет за охотником, но попробуйте выследить птицу, улепетывающую от вас в высокой траве! «На краю поля будь внимательней, — Артур качает головой. — Он просто убегал от нас и взлетел, когда прятаться было уже негде».

Если кто-то считает, что охота на перепелов дело простое, то могу разуверить: хотя птица почти всегда подпускает охотника близко и летит по прямой, скорость полета у нее приличная, так что новичку не оплошать очень даже трудно. Забегая вперед, скажу, что нашу с Артуром охоту не испортили ни моя боевая раскраска, ни разбитые от долгого хождения ноги (куплю нормальные ботинки сразу же по приезде в город), ни несусветная жара, подступившая через какую-то пару часов и собравшая вокруг нас всех окрестных комаров и слепней. Справедливости ради замечу лишь, что птицу в основном бил Артур. Я же, расстреляв боеприпасы, достаточные для захвата маленького форта, чаще «мазал». Но два десятка (установленный лимит!) перепелов в ягдташе к концу нашей охоты компенсировали это досадное недоразумение.

Возможности своего ружья я опробовал сразу при заходе на второе поле. Перепел поднялся как на заказ. «Сайгу» я с предохранителя снял вовремя, а вот справиться со стартовым волнением и с диким азартом не удалось. Выстрел с бедра в лучших традициях голливудских «вестернов» лишь истощил запас наших патронов — облачко мельчайшей дроби десятого номера ушло намного ниже. «Никогда не стреляй так рано, — терпеливый Артур даже не удивился тому, что я промахнулся с трех метров, — птицу испортишь. Мы не сито из них делать приехали... Подожди, пока отлетит». Не успеваю переварить информацию, как Артур вскидывает ружье. Без суеты, даже (на мой не слишком профессиональный взгляд) медленно. Вылетевший из травы с небольшим опозданием второй перепел, в отличие от собрата, обречен. IO метров, 12, 15... Хлопок — и птица, застыв в воздухе на долю секунды, кувыркается в траву. И тут происходит странная метаморфоза — мой солидный друг, издав боевой клич, несется к добыче с резвостью молодого сеттера. Подобрав и осмотрев перепела, поглаживает новенькую «горизонталку». «МЦ», — Артур сует мне под нос птичью тушку, хотя речь идет явно о марке ружья. — Нет, ты видел, как здорово сработало? Посмотри на бой. Целый год берег его для такой охоты!» Перевожу взгляд с перепелки на Артура и думаю: что заставляет взрослого мужчину, отца двух дочерей, успешного предпринимателя срываться посреди ночи к черту на кулички? Желание поиграть с любимой игрушкой? Азарт первобытного добытчика, забываемый нами в кабинетах и уютных квартирах? Желание самореализоваться? Возможность побыть самим собой? Наверное, и то, и другое, и еще с десяток разных причин. Впрочем, мне сейчас не до ответов. Смотрю на подбитую перепелку и чувствую, как волнение нарастает во мне с каждой секундой. «Пошли, — закидываю «Сайгу» на плечо. — Мне еще предстоит показать тебе, кто в этом районе гроза всех пернатых. Кстати, на следующей неделе ребята позвали в поход в горы. Тебя с собой брать?» — «А у меня есть выбор?» — Артур ухмыляется, и я понимаю, что выбор он уже сделал.

Журнал «Ереван», N11, 2008

Еще по теме