25 июня 2013, 15:56
2461 |

На одной волне со стихией

С давних времен человек пытается приручить стихию огня. Но огонь неприручаем. Его нельзя подчинить, посадить в клетку и удержать в рамках. Зато с ним можно играть, танцевать, общаться и просто дружить, если он, конечно, позволит.

Огненное шоу или файер-шоу — одно из разновидностей уличного выступления с использованием огня. Изящное вращение небольшого камешка, обернутого в ткань и привязанного на недлинную веревку, который получил название «пои» (мяч на веревке) в древние времена служило как развлекательным, так и культовым целям. По преданию, фаер-шоу зародилось на побережье Тихого океана, предположительно, в Новой Зеландии у народа маори. Существует поверье, что лишь тот, кто чист душой и отважен сердцем, может говорить с огнем на «ты».

Есть в Армении группа молодых энтузиастов Hay Fire, которым не страшны игры с огнем. Hay Fire — пока что единственный в Армении огненный проект. Со своим файер-шоу огненные ребята из Ехегнадзора колесят по всей стране, показывая людям всю силу и красоту огня. Огненной командой руководит профессиональный фаерщик из Москвы, армянка по происхождению Астхик Лешук.

О группе, об играх с огнем и тайне огненной стихии рассказала сама Астхик.

С чего начался твой огненный путь?
— Страсть к огню у меня вспыхнула 8—9 лет назад. Когда я впервые увидела, как человек работает с огнем, мозг выключился и включилось сердце. И с этого момента заболела огнем навсегда. Я подошла к выступающим и попросила научить некоторым движениям. Потом я поступила работать и учиться в Театр огня в Москве, а со временем создала собственный коллектив. Теперь вот у меня есть ребята из Армении, которые очень хотят, чтобы в них поверили, желают много выступать и постоянно учиться.

Как появилась идея создать огненный коллектив в Армении?
— Однажды мне в Москву позвонили из Армении и предложили приехать в Ехегнадзор, чтобы создать «огненную» группу. Поскольку все это было ново для Армении, и подобных проектов здесь еще никто не делал, я согласилась. В Ехегнадзор меня пригласил очень уважаемый человек, епископ Вайоцдзорской епархии србазан Абраам. Группа существует уже полтора года и в ней участвуют обычные деревенские ребята в возрасте от 12 до 22 лет, которых отличает любовь к огню и азарт, с которым они занимаются любимым делом. Мальчики в группе лучше осваивают технику, а девочки более артистичны.

Поначалу желающих работать с огнем было много — порядка 15 человек. Потом, как обычно это бывает, народ начал потихонечку отсеиваться, и в итоге осталось 8 самых стойких и преданных, тех, кто действительно хотел этим заниматься. Изначально эти ребята не имели никакого отношения к сцене. Но те, кто остался, потихоньку начали входить в раж — стали выступать, знакомиться со сценой. И их начали узнавать — это вдохновляло и придавало смелости. Группа собирается 3 раза в неделю на репетиции. Я работаю с ними не постоянно — часто уезжаю и приезжаю. А в течение года они справляются без меня. Ребята много выступают и всегда с нетерпением ждут моего приезда, чтобы поработать над новой программой.

Как можно охарактеризовать стихию огня, чем она так притягивает и завораживает?
Огонь — очень мощная стихия. Крайне опасная и в то же время манящая. Она отдает и забирает одновременно. А еще огонь непредсказуем. Огонь гипнотизирует. Смотря на огонь, видишь себя и все свои страхи, от которых избавляешься, лишь взяв в руки горящий факел. Когда я работаю с огнем, получаю колоссальный прилив энергии, несмотря на то, что отдаю много сил. К огню надо привыкнуть, настроиться с ним на одну волну. Для огня необходима больше мужская энергия, чем женская. Когда во мне преобладает женская энергия, с огнем становится трудно работать. Он начинает сопротивляться.

В чем специфика файер-шоу?
— Огонь горит всего три минуты и за это время нужно показать всю его красоту и заворожить зрителя. Каждые три минуты нужно менять реквизит и показывать новый номер. Веер, шест, веревка, обруч, пои — огненная атрибутика, с помощью которой и создается главный эффект шоу. Наиболее красочно смотрятся веера. Они дают больше всего огня и света. А любое обучение обращению с огнем начинается с пои.

Есть ли страх перед выступлением? Какие правила безопасности нужно соблюдать в первую очередь, выступая с огнем?
— Волнение есть всегда, но не из-за того, что я боюсь обжечься, а просто, как все нормальные артисты, волнуюсь перед выходом на сцену. Риски есть всегда — нередко во время репетиций или выступлений случаются ожоги и достаточно серьезные. Когда имеешь дело с огнем, надо быть предельно собранным, внимательным и трезвым. Не выдувать огонь против ветра, факелы всегда держать на расстоянии.

А каково отношение армян к огненному шоу? Насколько оно востребованно в нашей стране?
Армяне — очень импульсивный народ, эмоциональные и непредсказуемые. Но, с другой стороны, они закрытые, а для огня нужна открытость.

Чтобы огненные шоу стали популярны и прижились в Армении, нужна еще и смелость. Проще на какой-либо праздник заказать танец живота, потому что знаешь, с чем имеешь дело: выйдет красивая девушка, покрутит бедрами, и все довольны. А в случае с огнем многие опасются заказывать файер-шоу, совершенно не представляя, что же их ждет на самом деле. Неизвестность пугает. Почему-то заезжих звезд здесь встречают более восторженно и радушно. А ведь свои ребята ничем не хуже, просто им нужно время и поддержка, чтобы добиться высот и завоевать признание.

И как же нам договориться с огнем?
— Хотелось бы, чтобы в Армении поверили во что-то новое, пусть и непредсказуемое, неизвестное. Очень надеюсь, что со временем огненная стихия приживется среди армян, ведь огонь у нас в крови. Хочется, чтобы ребят чаще приглашали выступать, и я уверена, что со временем Армения сможет гордиться своей огненной командой. А ребятам хочу пожелать быть более раскрепощенными, работать над собой, не запускать репетиции, идти вперед, не смотря ни на что. И тогда все у нас получится.

Какие чувства испытываешь к Армении?
— Самые теплые и нежные. Мне было 10 лет, когда мои родители уехали из Армении. И вот с тех пор я разрываюсь на две части, и одна моя часть навеки здесь. Я стараюсь в год хотя бы пару раз приезжать на родину. Мне нравится здесь находиться, нравятся люди вокруг, нравится все, что я вижу, что чувствую по отношению к этой стране. Здесь все какое-то настоящее. Есть мысль переехать в Армению с семьей, осталось только уговорить мужа.

Еще по теме