10 апреля 2013, 14:24
8790 |

Американский армянский

Фраза «у вас в Глендейле» хорошо знакома многим армянам. Тем, кто никогда здесь не был, представляется, вероятно, непривлекательный серенький провинциальный городок со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Однако для многих армян он стал центром их жизни, местом, куда родственники, друзья и одноклассники вдруг непостижимым образом переместились из прошлого, куда можно сбежать от ностальгии и почувствовать себя в атмосфере, наиболее приближенной к Армении.

Старики против гангстеров

Мы приехали в Глендейл лет двадцать назад. Сначала пожили вместе с родителями, а через несколько месяцев решили снять отдельную квартиру. После долгих поисков нашли приличную трехкомнатную, сравнительно недорогую, с большим, по-еревански удобным балконом. Друзья, проживавшие в том же здании, предупредили, что в соседях у нас члены мексиканских уличных банд, которых владельцы дома долго и безуспешно пытаются выселить. Скоро мы в этом убедились и сами. Крутые ребята постоянно ошивались перед входом в здание. В общем-то, они никого не беспокоили, но ежедневная тусовка головорезов с татуировками — не для слабонервных. Было ясно, что квартал принадлежит им.

Шли месяцы. В просторные квартиры одна за другой вселялись новые семьи — эмигранты из Армении. Скоро лужайка перед домом преобразилась: теперь рядом с гангстерами мирно сидели и беседовали бабушки и дедушки, нянчившие внучат в колясках. Домохозяйки торговались с владельцами пикапов, развозивших фрукты и овощи из Фресно. Словом, наши гангстеры выглядели на фоне этой идиллии весьма забавно и никак не вписывались в общую картину. Думаю, они и сами это поняли, потому что скоро мрачноватые субъекты исчезли и больше не появлялись. Армянские бабушки и дедушки оказались сильнее.

В Глендейле есть скверики и парки, которые нашим старикам особенно нравятся: Мэйпл, Фримонт и Уилсон. В своих излюбленных зеленых уголках они делятся последними новостями, играют в нарды или шахматы, гуляют с малышами.

Надо сказать, что нашествие армян несколько ошарашило местных старожилов, которые потихоньку перебрались в северные районы — в Ла-Кресценту и престижную Ла-Канаду, прилегающие к заповеднику, учрежденному бывшим губернатором Калифорнии Джорджем Докмеждяном.

Галерея против Американы

Художник Сергей Овсепян приехал из Еревана в Глендейл погостить у родственников. Хотели встретиться, но он позвонил и сообщил, что занят — его везут в галерею. Вечером перезвонил и с разочарованием в голосе поделился: «Я думал, едем картины смотреть, а оказалось — по магазинам».
«Глендейл-галерея» — огромный закрытый пассаж, куда ходят гулять и делать покупки. Года два назад мода на закрытые моллы, кажется, стала проходить, и теперь люди больше предпочитают гулять под открытым небом и рассматривать красиво оформленные витрины магазинов. А потому Глендейл после четырехлетних дебатов и судебных тяжб с владельцами Галереи обзавелся новым коммерческо-развлекательным пешеходным центром. Галерее бросила вызов Американа — квартал элитных жилых домов с поющими фонтанами, зелеными лужайками и кафе, кинотеатром, огромным трехэтажным книжным магазином, дорогими магазинами Armani, Tiffani и Barney, множеством ресторанов и кафе. Здесь часто играет живая музыка, раз в неделю проводится фермерский базар и ходит по кругу открытый трамвайчик. Перед Рождеством в Американе устанаваливают огромную елку, строят пряничный домик Санта Клауса и по вечерам распыляют искусственный снег. Противники Американы обращали внимание на то, что здесь нет парковок, а значит, улицы Глендейла станут непроходимыми, но, тем не менее, Американа стала современным центром города, установив эстетический стандарт, ориентированный на европейскую школу архитектуры, на который постепенно стали равняться остальные части городского центра. В общем, наши люди Американу полюбили и с удовольствием проводят свободное время, гуляя вокруг фонтанов со светомузыкой и позолоченной копией статуи французского скульптора Дональда де Лю «Дух молодежи Америки», встречаясь со знакомыми и наслаждаясь прохладой вечеров.

Брэнд — человек и бульвар

Центральная улица Глендейла — бульвар Брэнд — назван в честь богатого торговца недвижимостью Лэсли Брэнда. Лично я благодарна Лэсли за то, что он построил для своей жены прекрасный особняк Эль-Мирадеро — сказочный замок в испано-арабском стиле, который она завещала городу и в котором сейчас находится великолепная библиотека с огромным количеством художественных альбомов, пластинок и видеодисков. Здесь же — картинная галерея, небольшой концертный зал, прилегающий к библиотеке большой парк и даже японский чайный домик. Романтическая атмосфера Брэнд-парка и библиотеки, дух старинного поместья вдохновляют молодоженов, которые часто приезжают сюда фотографироваться.
Когда-то по широкому бульвару ходил трамвай, доезжавший до Лос-Анджелеса. Увы, его постигла незавидная участь ереванских трамваев, притом значительно раньше. С начала ХХ века Брэнд застраивался солидными зданиями банков в духе драйзеровского Нью-Йорка. Сегодня бульвар, некогда типичный для одноэтажной Америки, украшают небоскребы, в которых расположились интернациональные корпорации и банки.

Дом, который построил... Бодди

История Глендейла пестрит свидетельствами о крупных спекуляциях землей и прочей недвижимостью. Живописные окрестности, прекрасный климат, близость к Лос-Анджелесу — все это было и остается гарантией того, что цены на недвижимость в Глендейле если и не растут, то и не особенно падают.

Одна из достопримечательностей Глендейла — «Белый дом», особняк на улице Кеннет, архитектура которого вдохновила режиссера Дэвида Селзника, создателя фильма «Унесенные ветром» с Вивьен Ли в главной роли. Помните плантации, принадлежавшие Скарлет О'Хара? Многие в Глендейле ошибочно считают, что фильм был снят именно здесь. Однако натурные съемки проходили в павильонах студий MGM и «Сэлзник Интернешнл», находившихся в Калвер-сити. К слову, огромный с виду особняк изнутри оказывается весьма тесным. В настоящее время дом принадлежит торговцу недвижимости, кстати, армянского происхождения. До сих пор здесь часто снимают фильмы и рекламу.

С первых же дней нашего пребывания в Глендейле мы облюбовали для прогулок ботанический сад «Дескансо». В начале ХХ века домом и парком площадью в 160 акров владел издатель второй центральной лос-анджелесской газеты Daily News Манчестер Бодди. Впоследствии Бодди продал их городским властям, и теперь о парке заботится гильдия добровольцев Дескансо. Там я часто встречаю Аню — кандидата филологических наук из Еревана, которая работает в парке садовником, предпочитая свежий воздух, здоровую физическую работу и умиротворенность Дескансо любой сидячей работе. И я ее понимаю. Здесь нереально красиво, ощущение, будто попадаешь в диснеевские мульты типа «Бэмби» — кругом белочки, зайчики и прочие маленькие зверушки. Люди приезжают сюда со всего света послушать джазовые концерты на лужайке, увидеть постановки шекспировских комедий и принять участие в ежегодных конференциях цветоводов.

Почему Глендейл?

Несколько лет назад на конференцию в Глендейл приехала делегация школьных преподавателей из Новой Зеландии. Они познакомили нас с культурой маори, тамошних аборигенов, а мы рассказывали им об особенностях местного колорита. В какой-то момент у собравшихся возник вполне естественный вопрос: «А почему, собственно, армяне выбрали именно Глендейл»? Я показала небольшой клип, снятый в ущелье Гарни, и спросила присутствующих, где именно, по их мнению, были сняты эти кадры. Ответ был однозначен: в окрестностях Глендейла. И это неудивительно, ведь его живописные холмы очень напоминают Армению. Видимо, люди подсознательно выбирают для себя близкую к привычной среду обитания. Многие из бывших одесситов, например, облюбовали прибрежный район Лос-Анджелеса — Санта-Монику, который чем-то напоминает Одессу.

Армяне появились в Глендейле в конце XIX века, а может, и немного раньше. Одной из первых армянских семей, обосновавшихся здесь, была семья бывшего помощника министра обороны США Пола Игнатиуса. В своей книге Игнатиус впоследствии рассказывал о многих живших в городе колоритных армянах.

Наши соотечественники приезжали в город волнами, связанными с политической нестабильностью и войнами в странах, откуда они были родом. Война в Ливане, исламская революция в Иране, тяжелые 1990-е в Армении значительно пополнили армянскую общину Глендейла. Армян здесь много, но большой процент составляют и выходцы из Мексики, Латинской Америки и Азии. Конечно, сохранение национальной идентичности — проблема весьма актуальная. Мне кажется, что продолжателями традиций в армянской общине Глендейла являются наши преподаватели, учителя танцев, живописи и музыки, спортивные тренеры. Их здесь очень много, и результат тех усилий, который они прилагают для воспитания армянских детей, обязательно скажется через поколения. К тому же это большой стимул для развития самого Глендейла. Школа живописи Атаяна, образовательный центр «Нарек», теннисная академия, школы танцев, театрального искусства, танцевальные, театральные, шахматные школы, спортивные секции по гимнастике, водному поло и другим видам спорта в основном организованы выходцами из Армении.

Марш-бросок... в будущее

Сегодня мы переходим на летнее время. И сегодня же проходит традиционный ежегодный марафон по улицам Глендейла. Еще темно, и мы собираемся в знаменитой лос-анджелессской кубинской кондитерской с французским названием «Портос», где нам раздают майки и номера. С семи утра Брэнд-бульвар заполняется тысячами людей всех возрастов, профессий и национальностей. Пресса, музыка, рекламные киоски по обе стороны улицы...

И вот забег начинается. Настоящие спортсмены, конечно, вырываются вперед, за ними трусцой бегут любители, а замыкают ряды простые смертные. Оглядываюсь по сторонам — рядом вразвалочку идет компания из пяти девушек с булочками и кофе в руках. За ними — пожилая дамочка с собачкой. Многие участники двигаются прогулочным шагом, беседуя и смеясь. Я замечаю знакомых и коллег — вот бывший мэр Глендейла Ара Наджарян, я здороваюсь с членом школьного совета директоров Наири Нахапетяном, меня обгоняет моя ученица, маленькая Лили, а мой младший сын пускается за ней вприпрыжку, они ведь учатся в одном классе. И я думаю: «Наверное, это и есть Глендейл — город, который заменил нам родной Ереван».

Журнaл «Ереван» N4(74), 2012

Еще по теме