25 июля 2016, 17:06
3690 |

В гости по-арцахски

Вкусная еда, захватывающие дух пейзажи, домашнее вино и чистейший воздух – несомненные преимущества такого прекрасного маленького уголка в большом мире, как Арцах. Но главная его ценность – это свободолюбивый и щедрый народ, который покорил сердца 5 молодых путешественников своим радушием.

Иногда те, кто имеет меньше, готов дать больше. Возможно, так происходит потому, что, познавший настоящую потерю, не станет жалеть ни куска хлеба, ни руки помощи. Это так похоже на весь армянский народ, привыкший к постоянным войнам и разрушениям, но который снова и снова воздвигал розово-медовые стены своих церквей. Энергия созидания и неустанной борьбы пронизывает эту страну, но особенно остро это чувствуешь в Арцахе. В Армении этот регион шуточно называют маленькой Швейцарией. Так вот моя поездка туда помогла понять, почему зону, которая находится в военном положении и которой все время приходится жизнями солдат отстаивать свое право на независимость, вдруг сравнивают с мирной, благоустроенной европейской страной. И все же есть в Арцахе места, где действительно можно найти сходство, например, с альпийскими пейзажами. Горные цепи, покрытые густыми, непроходимыми лесами, шумные, резвые реки и ручьи, ледяной водой сбегающие по тысячелетним скалам, дикие тутовники, яблони, шиповник, на каждом шагу кусты ежевики, согнувшиеся от сочных плодов. И главное, звуки природы, которые удивительным образом в слиянии пения птиц, треска цикад, журчания воды, создают ощущение тишины и покоя, где ты, наконец, можешь услышать и себя.

 

Но есть в Арцахе и то, что встретить в современном мире удается уж очень редко. Это то самое ценное, чего порой очень не хватает в мегаполисах и что не продадут ни в одном торговом центре. Это трогающие, восхищающие и вдохновляющие отношения людей, которые наполнены участливостью, щедростью и способностью сострадать и поддержать. Никакого индивидуализма, никакой замкнутости или закрытости. Здесь и традиции, которые сохранились через века и теперь доставляют эстетическое удовольствие, но которые не остановили развития цивилизации. Так, уважение к старшим – дело чести. И если бы кто-то и посмел повести себя вульгарно по отношению к пожилому человеку, то каждый увидевший это посчитает долгом заступиться и не позволить причинить обиду. А когда мы с подругой сели в автобус, трое молодых ребят (из наушников одного из них доносилась песня AC/DC) не просто встали, а как на пружинках подскочили и предложили нам свои места. Когда зашла бабушка, то уже я уступила ей место и знаете, что? Она взяла мой рюкзак подержать, чтоб мне стоять было удобнее. Ни это ли основа для настоящего гражданского общества, где нет безразличия и эгоизма?

Но больше всего меня впечатлило гостеприимство этих людей. Жить в условиях холодной войны вроде бы должно научить бережливости: придержать на черный день, спрятать под кровать, вдруг потом нечего съесть. Но вот что произошло со мной, тремя армянами из аргентины и одной француженкой в Степанакерте. Компания у нас была веселая, в лучших традициях хиппи конца 60-х. У одного из ребят была гитара. Нам дали чуть больше часа свободного времени, чтоб пообедать и самим немного погулять по городу. Идти в забегаловку или кафе не хотелось: пока закажешь, пока принесут, - времени не останется совсем. Тогда мы решили дойти до рынка, где купили лаваш, бастурму, помидоры, красное, вкуснейшее домашнее вино и фрукты, нашли живописный переулок, где устроили себе пикник. Мы разложили еду, парни достали гитару и начали петь. Атмосфера неповторимая. Степанакерт, вкусная, здоровая еда и вино (о еде в Арцахе следует писать отдельно – это просто пища богов), отличная компания и музыка. Прохожие иногда поглядывали на нас с любопытством и улыбались. Прошло где-то 15 минут, как вдруг к нам подошел высокий, крепкий мужчина с черной бородой с серебристой проседью. На вид ему было не больше пятидесяти лет. Он протянул нам пакет и сказал: «Это Вам от нас, карабахцев. Спасибо, что пришли на наши земли и устроили нам праздник». Мы даже слегка растерялись, но один из ребят принял подарок и пригласил мужчину присоединиться к нам. Пакет был полон горячими лепешками «женгялов хац» - традиционными арцахским блюдом, в которое в сезон кладут до 30 разновидностей трав. «Карабахци», то прикладывая руку к груди, то протягивая ее ребятам, улыбался и благодарил за приглашение, но не остался, видимо, постеснялся, или, действительно, был занят.

Мы продолжили наш пикник, но теперь с особым чувством тепла и уюта внутри. Всех нас такое отношение наполнило нежностью. Вокруг нас уже собралось несколько детишек, скромных, но очень любопытных. И вдруг из-за угла появился еще один человек, лет 30-35, подошел и протянул нам пакет. «Че, чее..»[1]- широко раскрыв глаза и с характерным акцентом пытался отказаться один из аргентинцев. Мужчина настоял и сказал: «Я живу вон в том доме, вы пришли и поете у меня под окнами, разве можно не разрешить мне поблагодарить вас?». От наших угощений он тоже отказался и оставил нам пакет с холодным упакованным кофе, который был очень к месту в тот жаркий день. Мы сидели там минут 40 и уже думали, что нет более прекрасного места, чем этот теплый город, окруженный богатейшими горами и наполненный любовью. Через какое-то время, когда мы думали, что лучше уже быть не может, к нам подошел мужчина, державший за ручку маленькую, стеснительную девочку и сказал, что наша компания сидит прямо под его домом и что жена его приготовила вкусный домашний обед, который он был бы счастлив разделить с нами. Настолько искренним было это приглашение, что всем нам захотелось его принять. Но, к сожалению, время нам не позволило, автобус уже ждал. Мы с трудом угостили девочку персиком, поговорили немного с ее отцом и собрались идти. Всю дорогу улыбка не сходила с наших лиц. Главное, что нас удивляло, что просто не укладывалось в голове, это то, что мы, приехавшие из развитых стран с высокой экономикой и стабильной зарплатой, выросшие в безопасности и не знавшие ни войны, ни голода, вряд ли были бы способны на то радушие и щедрость, которые нам оказали эти люди, жившие за счет своего каждодневного непомерного труда, часто без воды, газа и других первичных бытовых нужд, прожившие горестные военные годы, потерявшие родных и близких, но готовые разделить свой последний кусок хлеба с товарищем. Или просто с молодыми ребятами, навестившими их страну. Ну что, похоже на Швейцарию? 



[1] Че, че – нет, нет (арм. яз.)

Еще по теме