17 июля 2016, 16:00
1817 |

Мастер-классы в контексте 13-го «Золотого Абрикоса»

Неотъемлемой частью общего «сценария» кинофестиваля являются и ежегодно проводимые мастер-классы, где у журналистов и всех желающих, пришедших на это мероприятие, появляется прекрасная возможность пообщаться вживую с киношным бомондом. Вот и на этот раз представилась возможность поговорить с пятью участниками мастер-класса, проводимого с 11 по 15 июля сего года. Представляем вашему вниманию фрагменты из их выступлений и небольшой, в два-три вопроса, «эксклюзив» с ними.

Представляем вашему вниманию фрагменты из их выступлений и небольшой, в два-три вопроса, «эксклюзив» с ними.

Фред Келемен - немецкий кинорежиссер и оператор да к тому же профессиональный сценарист. Три в одном – этот метод, по его словам, позволяет ему слаженно работать. В предпоследний день кинофестиваля Келемен был награжден золотой медалью министерства РА.

Его герои – это люди, которые, по его словам, ищут историю того, что испытали... «Ведь нельзя долго жить, что-то испытав, если испытанное остается без всякой истории…»,- рассуждал Келемен. И на такой логике образов и впечатлений строятся черно-белые фильмы немецкого режиссера.

- В демонстрируемом вашем фильме «Человек из Лондона» практически нет диалогов. Все как бы погружено в атмосферу вневременья, сна. Похоже, это нормальное для ваших фильмов состояние?

- Над фильмом «Человек из Лондона» мы работали две ночи. Съемка была сделана одной камерой без монтажа. Да, я сознательно свел на нет вообще какой-либо диалог. Потому как я считаю, что в сценарии вообще не должно быть диалогов – они появляются сами по себе во время съемки.

- Звуки, неясный шум, фрагменты музыки, -  тоже имеют слою логику в фильмах?

- В фильмах я больше доверяю звукам и музыке - они призваны передать трансцендентное погружение и  ясность бессловесного. И тогда фильм проникает в метафизическое пространство и становится доступным для зрительского восприятия. 

Желимир Жилник - представитель так называемой Югославской черной волны - возглавил в этом году жюри документальных фильмов. По ходу фестиваля были показаны его ретроспективные кинопоказы.

С самого начала мастер-класса Жилник признался, что ему очень понравилась сама программа «Золотого абрикоса»: «…Она, бесспорно, не только обогащает кругозор зрителя, но и  дает возможность буквально за недельный срок, отведенный на «Абрикос»,  посмотреть почти все  то, что характеризует современную кинопродукцию.

Его документальные фильмы – своеобразная аллегория революционного движения европейской молодежи конца 60-х. В кино он нетерпелив, любит эксперименты, предпочитая игровому кино документальное: малые бюджетные затраты да и не надо заморачиваться на кастинге.

- Фактически, ваши документальные картины очень  схожи с игровыми: сложная фабула, игра актеров и пр. Да и, похоже, кастинг тоже был серьезный…

- Для своих фильмов я выбираю тех людей, с которыми мне легко общаться. Но сначала я присматриваюсь к ним, беседую, а по ходу фильма даже демонстрирую ими заснятое. В игровом кино такое «панибратство» практически невозможно.

- У вас есть свой стиль в кино, свой подход.  Молодежь не старается вам подражать?

- Влияние – это нормально, его не избежал ни один даже самый крупный режиссер. Ведь  подражание уточняет то, что в нас лишь намечено. 

Виталий Манский – российский режиссер документального кино и продюсер. Им написан манифест «Реальное кино», которым он и поделился на своем мастер-классе на примере фильма, снятого в Северной Корее - «В лучах солнца».

«Если кому-то кажется, что сегодня культ личности нельзя довести до абсолюта, что диктатура тотальной лжи невозможна, что нельзя сломить волю миллионов, «добро пожаловать» в Северную Корею»,- таков постулат режиссера.  

- Что важно для режиссера-документалиста?

- Необходимо осознание того, в какое время ты входишь в историю, насколько ты актуален и правдив в своих фильмах. И еще: насколько ты открыт и честен.

- Кто из армянских документалистов вам ближе всего?

-Пелешян! Конечно же, гениальный Артавазд Пелешян, о когором  Годфри Реджио сказал: «Я высекаю искры, а он - шаровые молнии».

Хомаюн Эршади – иранский актер и член жюри нынешнего «Золотого абрикоса» - провел свой первый мастер-класс в Ереване, рассказав о своих ролях в фильмах: «Вкус вишни» Аббаса Киаростами и «Последний житель» Дживана Аветисяна.

Архитектор по образованию, Эршади даже и не мечтал о карьере киноактера, пока случай не свел его с известным режиссером.

- Должно быть, Аббас Киаростами, желая быть убедительным, в своем фильме делал ставку на вашу непосредственность и неопытность…

- Все верно. Он даже умудрялся мое смущение  использовать в интересах фильма…

- Вы уже успели сняться в более чем 50-ти фильмах. Задействованы вы и в театральных постановках. Что вам ближе – кино или театр?

- Мне интереснее сниматься в кино. Все же, крупным планом любой актер проверяется больше на психологическую наполненность, глубину чувств. В «Последнем жителе» это демонстрируется очень наглядно…

Андрей Лошак - режиссер ролика о претендентах на премию Aurora Prize - рассказал об интересных деталях, не вошедших в окончательные версии пятиминутных фильмов про каждого из претендентов - Маргарит Баранкице, доктор Том Катина, борец за свободу Седа Гулам Фатима, священник - отец Бернар Кинви…

- Вы делали съемку в странах, где небезопасно не только снимать фильмы, но и вообще находиться журналисту.  К чему вы пришли после работы в «горячих» точках?

- За отведенные пять минут очень сложно было рассказать о подвигах этих людей. И сейчас изумляешься тому, что творит вера и бесконечный альтруизм во благо человечества. Но на этом работа не закончилась - в 2017 году мы  готовимся сделать фильмы про номинантов премии Aurora Prize. У нас будет целых два месяца, и мы рассчитываем создать фильмы большего объема.

- Не раз говорилось о том, что Aurora Prize – это армянский аналог Нобелевской премии мира. Чем вам лично близка эта акция?

- По сути своей премия эта – возможность выразить свою признательность и увековечить память тех, кто спасал жизни людей во время Геноцида армян в 1915 году. Для меня тема Геноцида близка еще и тем, что я по отцу – еврей. Генетическая память – она записана в наших жилах.

Во время официальной церемония закрытия фестиваля стали известны имена победителей по основным номинациям:

«Золотой Абрикос» - «Обделенные» реж. Бранко Шмидт (Хорватия)

«Серебряный Абрикос» – «Бессмертный» реж.Сеед Ади Мохахех( Иран)

Специальный приз жюри – «Прокурор, адвокат, отец и сын» реж. Иглика Трифонова (Болгария, Нидерланды, Швеция)

И еще: в этом году в первый раз был присужден приз президента фестиваля, которого удостоилась Анна Меликян за фильм «Про любовь (2015г.)

Еще по теме