22 марта 2016, 20:19
3550 |

«Если бы я был Папой»: откровение необычного хулигана

«Если бы я был Папой» - так называлась премьера моноспектакля Айка Петросяна, состоявшая 21 марта в Кукольном театре им. О.Туманяна. Острота образного мышления, внутренняя раскованность, свобода владения текстом,лукавый обаятельный юмор, - благодаря этому актеру удавалось все время удерживает зрителя во взвешенной позиции наблюдателя. Весь зал содрогался от смеха от образных и пластических ассоциаций Айка, от его блистательной ирония. При этом он был достаточно самоироничен, а оценки – независимы. Интересно было узнать, каков же он вне сцены, в закулисье.

 - Айк, когда ты чувствуешь, что завоевал зрителя, что зал уже твой?

- Опытные актеры говорят, что работа со зрителем похожа на отношения между мужчиной и женщиной.  Это как любовь. Все очень непредсказуемо: любовь может стать сильнее, а может и в какой-то момент просто остыть. При этом ты должен сделать все возможное, чтобы вернуть ее. Публика, как женщина, строптива и капризна. В театре есть такое понятие  - "Богиня Театра", а это значит, что ты должен суметь использовать все известные и неизвестные методы, лишь бы завоевать ее внимание. И если она тебя примет, то даст тебе все - любовь и свою, и зрителя. 

- В школе, должно быть, учителям от тебя доставалось…

- Помню, у нас была одна молодая учительница. Как-то, зайдя в класс, прямо с порога класса она сказала, обратясь ко мне: "Айк, дорогой, дай мне пять минут, я быстро расскажу урок, а потом можешь начинать свои представления!". Вообще же, учителя меня любили, потому что я никогда не был обычным хулиганом. И я видел, что учителям тоже по-настоящему смешно. При этом я хорошо учился и всегда с большим уважением относился к учителям, настоящим учителям. Меня так воспитали - понятие "учитель" всегда было почитаемо. 

- В твоем моноспектакле много историй из личной жизни. Рассказываешь ты и о своей застенчивости. Впрочем, по жизни отнюдь не оставляешь впечатление стеснительного человека, даже наоборот…

 - Честное слово, мне никогда не хватало смелости первым подойти и познакомиться с девушкой – будь то на улице или в кафе… Я всегда был стеснительным. Я не мог первым заговорить, даже если был не совсем трезв, и можно было замаскироваться на шумной вечеринке. Но вот если бы мой друг захотел с кем-нибудь познакомиться и не знал бы как подступиться в подобной ситуации, я мог бы насоветовать ему миллион вариантов и подходов. Не хотелось бы, конечно, произвести впечатление закомплексованного романтика, но к понятию «женщина» у меня всегда было внутреннее уважение. Может это и из-за моей душевной близости и дружбы с мамой? Не знаю.

- А какой он - армянский мужчина?

- Они разные. Я знаю и грубых, неотесанных бездарей, бьющих и унижающих своих женщин. В оном представлении я играл пару таких образов. Свою внутреннюю неудовлетворенность они попросту изливают на женщин, и нет им оправдания.  Но есть и другие армянские мужчины – более зрелые, что ли.  Они с пиететом  и уважением относятся к женщинам, особенно к своим женам, потому что, полагаю,  такая женщина ассоциирует у них с понятием "семья", а это – свято.  Не буду ходить далеко за примерами. У нас есть друг семьи – Паруйр. Он один из таких мужчин. Когда я был совсем еще маленьким, я мечтал стать Паруйром. И только после были мысли походить на Брюса Ли иди Ван Дама... Он был для меня именно эталоном армянского мужчины - уважающий, любящий, теплый, но при этом объективный и не лишенный строгости. И все же мне кажется, что главной чертой мужчины должна быть доброта. А для того, чтобы быть добрым, нужна сила. Не каждый на это способен. Добрый человек - это строгий человек. И в первую очередь - строгий к самому себе. Может это прозвучит шаблонно, но мужчина должен быть хозяином своего слова – это украшает его. Правда, буду честен, я сам пока не смею подписываться под этим определением мужчины. И еще, чуть не забыл, непременное условие для того, чтобы чувствовать себя настоящим мужчиной – нужно уметь готовить первоклассную яичницу с помидорами. Как я, например!

- А что же женщины? Только ты заикнулись на наш счет, зал просто зашелся от смеха…

-  Не знаю, каждая женщина – это отдельная планета. Она непознаваема: всякий раз как думаешь, что что-то смыслишь в них, убеждаешься в обратном. Каждую секунду может быть какой-нибудь новый сюрприз, как в «Алисе в стране чудес». Это полупознанный или вообще непознанный мир. На эту тему можно говорить бесконечно  - тут вход идут и литература, и опыт, и знания... Но не я следующий после Дон Жуана. Я из познающих и удивляющихся!

- Кто для тебя является примером по жизни?

- Их не так много. Это Шарль Азнавур, не только как певец, но и как человек, это мой отец - Вардан Петросян. Это и Ваграм Папазян, читая книги которого, я очень многому научился. У Азнавура есть несколько автобиографических книг, в одной из которых - "Азнавур об Азнавуре" он рассказывает о том сложном пути, который ему пришлось пройти. Так, в этой работе я вычитал фразу - "Бог не дал мне ни роста, ни голоса, ни той внешности, чтобы я стал известным артистом, но дал мне одно - дерзость»... Благодаря своему дерзновению Азнавур, преодолевая все препятствия на своем пути, достиг славы, известности.  Очень близка мне и другая фраза с латинского: "Судьба помогает смелым". И я не какой-то там Аль Капоне, кто мог бы победить всех и вся на своем пути, мне знакома жизнь, в которой не бывает все только хорошо - есть и мучения, и радость... Для нашей семьи последние годы были особенно трудными и пример Азнавура и таких людей как он, воодушевлял и поддерживал меня в это сложное время, помогал не сдаваться и становиться лучше. Но самой большой наградой для меня было не осознание того, что я преодолел препятствия, а то, что я сумел победить себя. Ведь у всех у нас есть свои внутренние победы и поражения.

- Ты считаешь, что похож на отца?

- Очень. И я счастлив от этой мысли. Как-то говоря с мамой, папа сказал, что я, как поделенное надвое яблоко, похож одной половиной на маму, другой  - на него. И действительно так: мы с отцом похожи характерами, а подчас и мировоззрением, а жизнерадостность я унаследовал от мамы. Подчас я раздражаюсь от вопроса - не комплексую ли я из-за знаменитости моего отца. Так вот, нет, совсем наоборот. Я хочу еще во многом походить на него, многому еще мне предстоит у него научиться - и как человека, и как артиста. Когда я слышу, что очень похож на отца, воспринимаю это как один из лучших комплиментов, за которыми отнюдь не теряется моя ндивидуальность.

- Психологи говорят, нет отцовского инстинкта, есть отцовская любовь... Тогда ответьте, раз уж  вы взялись за эту тему в своем моноспектакле - в чем главная отцовская обязанность, его главная роль в жизни ребенка?

- Мои родители развелись, когда мне было 5 лет. Но развелись, оставшись при этом очень хорошими друзьями. Я даже уверен - 90% женатых супругов могли бы позавидовать теплоте их отношений. Мой отец долгие годы жил во Франции, но я ни на секунду не ощущал его отсутствия в своей жизни. Правда, я скучал по нему, но это было совсем другое чувство, когда хочешь просто обнять человека или услышать его совет. Мы до сих пор с отцом очень хорошо чувствуем друг друга. Может это тот самый инстикт? Помнится, как-то папа должен был лететь в Париж. Я тогда был еще совсем ребенком, и папа перед сном поцеловал меня и, прощаясь, попросил, чтобы я не выглядывал из окна посмотреть как он уходит. Я чувствовал его переживания. Он очень страдал от того, что оставляет меня. Но я все равно посмотрел в окно. Папа шел, не оборачиваясь. И лишь спустя десять с лишним лет я спросил у отца, почему же он все же не обернулся тогда? Он ответил мне, что и не сомневался, что я смотрю из окна, но если бы он обернулся, то тогда не смог бы заставить себя уйти. Это тоже очень похоже на инстинкт. И еще: как-то на своем представлении я пел песни Азнавура, а к финалу у меня была речь о любви к жизни и той дерзости, что толкает человека вперед. Я писал этот монолог и не знал как же правильно передать эту идею людям... Именно тогда я получил письмо от отца из тюрьмы, в котором был отрывок о том, как можно любить жизнь по ту сторону решетки. Это был ответ мне. То, что я хотел сказать, я прочел в письме. Это и есть явный пример отцовского инстинкта, проявление ненавязчивой, отцовской заботы.

 

 

Еще по теме