04 декабря 2014, 15:29
7651 |

«Сер» в армянском «сурче». Екатерина Строганова

Забудьте слово чай, здесь пьют исключительно кофе и гордо называют его «сурч». В армянских жилах течет кофе, поверьте мне на слово. Здесь существует два вида сурча: черный кофе, известный во всем мире, как кофе по-восточному и «НэскафЭ» — это любой растворимый кофе. Иногда, правда, предлагают и «ПИле», именно «Пи», а не «Пе». И не надо удивляться, если на ваше «Один кофе, пожалуйста», у вас спросят: «Нэскафе или армянский?» Официант может не говорить и даже не понимать русский язык, но он будет знать такие слова как кофе, американо, эспрессо, латте, капучино и т.д.. И вообще, когда дело касается кофе, вас поймут в любом случае.

Сурч полностью владеет Арменией. Утром его заваривают в джазвэ (турке) на всю семью, причем эта миссия выпадает на долю того, кто первым проснулся. Армяне встречаются ради того, чтобы выпить друг с другом кофе, а не для того чтобы пообщаться. Курят с ним, смакуют каждый глоток. Кстати, кофеен Starbucks в Армении нет, но в любом супермаркете вы можете купить кофе оттуда. Вы придете в гости, и в первую очередь вам предложат сурч, а только потом ужин, но это не означает,что после трапезы кофе уже не нальют. Куда вы денетесь, нальют, а потом вежливо спросят: «Погадать на кофейной гуще?».

Правда, на армянском это звучит, как «посмотреть чашку». Так что в Армении не гадают, а просто смотрят вашу чашку и при этом никогда не предсказывают ничего плохого.Я тоже пью много чудо-напитка, но со здешними кофеманами мне не тягаться. Первое время я икала от количества сурча в организме. Мне казалось, что от переизбытка кофе даже кожа начала темнеть. Если кому-то интересно (ну так, для справки) — кофейные деревья в Армении не растут, ну разве лишь у кого-нибудь на даче, да и то ради интереса. Зерна экспортируются в Армению из разных стран — Индии, Ливии, Вьетнама, Колумбии, Африки и Венесуэлы. Но тем не менее существует армянский кофе. И это не сорт зерен, а скорее знак того, как умеют здесь готовить и пить этот напиток.

До сегодняшнего дня я считала, что стать своей возможно — достаточно владеть языком. Но поверьте, чашечка правильно сваренного черного кофе скажет о вас больше, чем любое слово. Это такая местная проверка на вшивость, если хотите. Поэтому для меня это было делом принципа — во что бы то ни стало научиться варить настоящий армянский кофе. Как говорит мой хороший друг Мгер: «У тебя получится. Ты же из хорошей семьи, и родители у тебя приличные». И не надо смеяться, это действительно трудно для человека, который научился пользоваться электрическим чайником и кофе-машиной раньше, чем начал говорить. Вот Мгер и решил сделать из меня человека. Итак, в чем особенность армянского кофе?

Во-первых, в соблюдении пропорций. Пару ложек молотого черного кофе, конечно же, с горочкой. Если все пьют сладкий кофе, или как его называют местные — нормальный, то сахар нужно добавлять сразу. Если же нет, то сначала варим порцию для любителей горького сурча, а потом уже добавляем сахар. И что тут особенного, правда? Не все так просто, как кажется на первый взгляд. Дело в том, что в армянском кофе есть одна незаменимая вещь, изюминка, которая отличает его от всех остальных видов кофе. Такого нет нигде.

В сурче должна быть «сер». Что такое «сер»? Это любовь. И она должна быть непременно в каждой чашке, в виде тоненькой, шипящей и таящей во рту пенки. При этом неважно, насколько дорогой и качественный кофе вы варите — если в чашке нет любви, можете выливать напиток, а то обидите гостя. Но порой встречаются довольно неприхотливые гости, которые не откажутся выпить кофе и без пенки. Думаю, это те, кто уже встретил свою «сер». Я перевела не одну упаковку сурча, записывала все нужные пропорции, уже готова была купить микроскопические весы для сахара. Каждый раз любовь или неожиданно убегала, или не приходила совсем… Пока однажды, смирившись со своей бездарностью, я чисто механически достала джазвэ, руки сами положили кофе, ложка послушно перемешивала все содержимое, и словно по заказу, в мой армянский кофе пришла любовь. Не поманила и сбежала, а осталась в каждой чашке. Как я визжала, думаю, слышал весь город. Естественно, теперь я превратилась в одну из тех, кто насильно вливает в гостей сурч — в семействе прибыло, так сказать. Икота прошла, мне перестало казаться, что темнеет кожа, и каждое утро, глядя на мой образцовый армянский кофе я улыбаюсь наблюдая, как в турке появляется моя «сер».

Ссылка - www.teoramag.ru

Еще по теме