17 октября 2015, 20:54
2353 |

51 волонтёр или 50 и 1 приключение в Арцахе

Четыре дня мы провели в Арцахе. А как будто неделю, и как будто час. Мы увидели так много, мы познакомились со столькими людьми, мы рассказали друг другу столько всего, мы услышали важные слова, и сейчас внутри красочные вспышки о четырех прекрасных днях в Арацахе мечутся внутри каждого из нас. Я не могу рассказать всё, точнее, могу, но это будет бесконечный рассказ, поэтому поделюсь с вами самыми теплыми воспоминаниями.

День 1.

Мы выехали из Еревана и едем два часа, делаем остановку, чтобы позавтракать. Мы едим хумус, ламаджо, овощи, фрукты. Стоя. В поле. Так неудобно! Так весело! Мы смеёмся, проезжают машины нам сигналят, мы машем водителям руками. У Айка вся борода в хумусе.

Мы доехали до Татева. Почти доехали. Невозможный туман, как вата обволок всё вокруг. Мы поднимаемся по канатке. Совсем ничего не видно. Вдруг вдали стал вырисовываться силуэт. Татев стоит как будто в пене, как будто уставший и как будто сильный. И всё как мозаика складывается в единую картину: и туман, и монастырь, и мокрая трава под ногами, и люди, и отовсюду только слышно: «Как красиво!» на армянском, русском, английском, французском, испанском, итальянском.

 Мы в Шуши. Мы живем в собственных домах людей. И люди принимают нас так, как будто видят нас не в первый раз, а как будто мы дальние и долгожданные родственники. И рассказывают нам о своих детях, и угощают вкусной едой, по-моему, они, правда, нам рады.

.

 

 

День 2.

Мы на плантации сирийских армян, братьев, которые выращивают киви, кактусы, персики, мандарины, лимоны. И это вдохновляет. И удивляет. И Вреж, один из братьев, рассказывает нам о неудачах, об успешных сборах урожая, о том, что сейчас они не получают никакой прибыли, но они верят, что у них всё получится. «Мы должны посылать в Армению не деньги, мы должны посылать в Армению новшества, чтобы менять будущее нашей Родины» - сказал Вреж.

Мы на военной базе Арцаха. Солдаты, смущающиеся, славные мальчишки умиляют нас своими «номерами». Вот один крутится, вертится, подтягивается на перекладине, вот они танцуют все вместе, вот один из них начинает петь. Заливисто, красиво поет и сам красивый. Знает, что хорош. И видно, что нравится ему это. На границу нас не пустили. Сказали опасно. Через день по новостям сообщили, что были волнения погибли несколько человек и со стороны Арцаха, и со стороны Азербайджана. В голове звенят эти слова параллельно с песней того солдата.

Ночь. Мы в Гандзасаре. И мне говорят, что днем было бы красивее. Но я вижу как величественно раскинулся монастырь, как освещают его прожектора, он как верный страж, который никогда не сдвинется с места, стоит, смотрит спокойно и строго.

День 3.

Мы едем в музыкальную школу. Странно, что в старой заброшенной музыкальной школе может быть интересного? Мы выходим из автобуса и видим полуразвалившееся здание, построенное Российской Империей. После окончания этой школы ученики могли поступить в лучшие университеты Европы. И вот мы заходим в школу. Облезлые колонны, рассыпающиеся прямо на глазах фрески, крученные раздробленные лестницы. И я чувствую, как мне грустно, как мне плохо. Я вижу в этой школе, как развалилась эпоха, и всё, что от неё осталось, превращается в пыль.

Мы в реабилитационном центре имени Lady Cox, который был открыт еще в 1998 году. Сейчас им занимается Вартан – армянин из Еревана. И там здорово. Там пытаются сделать всё, чтобы люди с ограниченными способностями почувствовали себя неограниченными ни в чем. И чтобы окружающие тоже это почувствовали. И это огромная гордость, что сейчас этот центр процветает не благодаря армянину из Америки или Европы, а благодаря коренному ереванцу, который просто приехал туда на время - поработать физиотерапевтом, и остался там насовсем.

Вечер. Мы собрались все вместе в большом и теплом доме у Саро, одного из жителей Шуши. Бесконечно много еды! А мы такие голодные, как будто шашлык все в первый раз видим. И слышно столько смеха, и чавканья, и скрежет вилок и ножей. И вдруг Айк сказал, что теперь каждый должен сказать тост. И побежали слова по комнате, ударясь в стены, и потекли слезы по щекам, потому что мы делились самим дорогим – нашими историями и нашими надеждами. А потом Айк сказал, что мы самые лучшие, и все, кто приезжает сюда, самые лучшие, и мы обнялись, то есть все вместе, все волонтеры, и хозяева дома, и Севан, и Гоар, и Нина! Было так жарко, мы прижались друг к другу как пингвины, и хотелось снова плакать, и смеяться, потому что какая-то невозможная любовь огнем разожглась в внутри всех нас.

Всё!  Bольше ничего не расскажу. Приезжайте и почувствуйте сами это счастье.

 

 

 

Еще по теме