15 июня 2013, 11:45
4031 |

Город-феникс

Шуши — город-феникс, который снова расправляет крылья над ущельем Гунот. Так уж сложилось, что он не раз разрушался почти до основания и строился заново — в 1905, 1920, 1988 и, наконец, 1992 годах. Разграбленным и обращенным в руины увидел его и Осип Мандельштам и, изведав «страхи, соприродные душе», назвал «хищным». И это притом, что город, первые упоминания о котором встречаются в работах средневековых армянских историков, словно находится на вершине окаменевшей волны: с трех сторон он окружен головокружительными ущельями, а с четвертой — неприступной крепостью. Впрочем, приступом его смогли взять лишь однажды — армянские солдаты во время Карабахской войны. Сейчас он оживает снова. Новенькие жилые здания, прекрасные гостиничные комплексы, а буквально рядом — реставрированные или еще не отреставрированные дома, выходящие балконными фасадами на мощеные улицы, все еще хранящие фантомы фаэтонов, в которых разъезжала нарядная публика. Шуши — город, излечивающий от потери эмоций. И своей нарочитой блестящей новизной, и щемящим виноватым прошлым.

Казанчецоц
Второй по величине после Эчмиадзина армянский кафедральный собор Сурб Аменапркич Казанчецоц был построен в 1887 году по проекту зодчего Симеона Тер-Акопянца из местного белого известняка. Камень этот неподъемно тяжелый и, согласно легенде, делать кладку стен традиционным способом строителям не удалось. Но они нашли интересный выход из положения — выкладывали один-два ряда кладки и засыпали их землей, потом еще один ряд… Словом, когда собор был построен, он представлял собой огромный холм. Потом землю расчистили, и церковь увидела свет божий. И нарекли ее Сурб Аменапркич Казанчецоц, поскольку она была возведена в основном на средства жителей Казанчи — знаменитого села ремесленников, изготовлявших лучшие в округе казаны — кастрюли. Главная достопримечательность церкви — редкий барельеф с изображением Бога-Отца на стене церкви. Но есть еще одна, о которой мало кто знает.

В подвальном этаже церкви имеется комната с круглым сводом и квадратным оконцем на самом верху. В разных ее частях разное эхо, и в самом центре человек слышит свой голос как чужой. Дело в том, что в церкви обычно бывает два священника, и один должен отпускать грехи другому перед некоторыми обрядами, чтобы тот мог их отслужить с чистой душой. А в Казанчецоц был только один священник. Вот и сделали для него комнату с «чужим» эхом, чтобы он сам мог отпускать свои грехи.

Канач жам
Есть церкви — столпы христианства — величественные, словно осознающие всю важность своей миссии на земле. А есть такие, как Сурб Ованес Мкртыч, или, как ее нарекли в народе, Канач, которые, кажется, строились для утешения одной-единственной, твоей души. В народе ее называют по-разному. И если название «Канач жам» (Зеленая церковь) объясняется просто: когда-то у нее был зеленый купол, то по поводу «Кананц жам» (Церковь жен) существуют многочисленные, в том числе крайне неправдоподобные истории. На самом деле название это прижилось после того, как жены офицеров расквартированной здесь в XIX веке русской воинской части попросили выделить им церковь для проведения православных обрядов, ею и стала Канач. Отсюда и еще одно ее название — «Русская». Согласно строительной надписи, Сурб Ованес Мкртыч была сооружена в 1847 году. В советские времена там устроили галерею минеральных вод. Прямо на алтаре разместили большую железную цистерну. В храме поставили ванны, в которых часами лежали курортники — отмачивали в целебных водах нажитые в соцсоревнованиях мозоли. Только потом, когда принялись все это демонтировать, выяснилось, что никакой целебной воды тут никогда и не было. А в ванны поступала подогретая в церковных подвалах обычная вода. Но этот обман обошелся церкви дороже, чем отдыхающим: вода и сырость повредили основание стен и полностью разрушили лестницы.

Верхняя (Большая) мечеть
Персидская мечеть конца XIX века, одно из ценных культовых сооружений периода Шушинского ханства, — великолепная экзотика для глаза, привыкшего видеть небо между крыльями крестов. Просторное и светлое здание мечети было возведено в 1883 году по проекту архитектора Кербалу Сефи-хана. Охраняемый государством памятник был основательно отреставрирован в советские годы, и в свое время в нем располагался музей истории города.

Стены, воздвигнутые из нетесаных камней, покрыты известковой штукатуркой. По южной и северной сторонам мечети — строения размерами 26,5 на 21,5 метра, возвышаются два минарета, облицованные кирпичом и украшенные цветным геометрическим орнаментом. Богато декорированы и две маленькие двери, расположенные по бокам от арочного центрального входа. Передняя просторная трехарочная зала, облицованная тесаными плитами, создает ощущение света и простора. Со двора к главному входу ведут каменные лестницы. Довольно своеобразен и интерьер мечети: вдоль фасада в два ряда тянутся маленькие окна, а по обеим сторонам залы расположены соединенные арками колонны, на которые опирается довольно массивное арочное перекрытие. Венчают убранство залы высокие балконы-антресоли, расположенные над арками.

Шушинская крепость
Твердыня, воздвигнутая в 1750—1752 годах, загородила единственно возможный доступ к городу и сделала его неприступным. Дьякон Акоп Шушеци описал ее в «Истории области Арцах»: «…с пятьюдесятью башнями и с крепостными стенами длиною в пять тысяч локтей (2,5 километра) и высотой 7—8 метров». Шушинская крепость имеет и свой потайной ход — выдолбленная в скалах лестница, начинаясь у ее южных Ереванских ворот, через лабиринты многочисленных пещер выходит в ущелье реки Карин-так. Говорят, грозный мелик Шахназар II по окончании ее строительства убил соорудившего этот ход архитектора, чтобы никто, кроме него, не знал его тайну.

Журнал «Ереван», специальный выпуск, 2012

Еще по теме