29 мая 2013, 13:21
3248 |

История бессмертия

Ночью в небе над селом Ванк можно увидеть необычное сияние — на украденном у кромешного мрака пятачке света вырисовывается гордый силуэт христианского храма. Только утро обнаружит под ним «гору сокровищ» — Гандзасар, давшую имя некогда вросшему в нее монастырю и церкви Сурб Ованес Мкртич (Святого Иоанна Крестителя). По свидетельству историка VII века Мовсеса Каганкатваци, именно здесь захоронена одна из величайших христианских реликвий — голова святого, крестившего Иисуса.

Свидетельство о рождении
Стены сохранили все метрические данные о рождении Гандзасара: «Именем Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа надпись свою повелел выбить я, слуга Божий Джалал Дола Хасан (…), властитель высокого и великого края Арцахского, царь Хохнаберда с обширными провинциями. Отец мой перед (…) безвозвратным уходом из мира сего завещал мне и матери моей Хоришах (…) построить церковь и кладбище отцов наших в Гандзасаре, (строительство) которой начали мы в 765 году армянского летоисчисления (1216 г.) (…) и закончили милостью и благословением Всемилосердного Бога в 1238 г.». Впрочем, о существовании здесь церкви еще до описанных событий свидетельствуют источники IX—X веков, например, Анания Мокаци (946—968) — и уцелевшие в окрестностях монастыря хачкары 1174, 1182 и 1202 гг. Гандзасар уже тогда был местом политических и религиозных сборов.

Но второе рождение святыни было ознаменовано особыми событиями. По словам историка Киракоса Гандзакеци, среди присутствующих на торжествах освящения церкви 22 июля 1240 года в день большого праздника Вардавар одних только священников было семьсот человек. Причем в данном случае число важно именно как показатель значимости события. Небывалый по тем временам ажиотаж в связи с освящением церкви в стране великого множества храмов случайным быть не мог.

Тайна горы сокровищ
О великой тайне Гандзасара рассказал другой историк — Мовсес Каганкатваци. В некоторых редакциях перевода его «Истории страны Алуанк» есть глава «О честной голове Иоанна Крестителя, о том, как она была доставлена в гавар Арцах и помещена в святом Гандзасаре, где находится престол Алуанка». Вот такие армянские страницы в истории блужданий редчайшей священной реликвии. В течение столетий голова святого Иоанна переходила из рук в руки, пока не попала в Иверию (Грузию) «к брату Джалала Дола Хасана, владетеля Арцаха. В 1211 году Джалал Дола поехал к брату своему и попросил у него святую голову, но тот никак не соглашался отдать ее добровольно. Тогда Джалал Дола силою отнял ее у брата и привез в края Гандзак, в гавар Арцах, в родовую усыпальницу свою. И поместил он ее там и над ней построил удивительную и восхитительную кафедральную церковь во славу Бога Христа и Крестителя Его святого Иоанна. А в день освящения церкви назвал ее именем святого Иоанна Крестителя».

Святые грешники
Веселых историй смерти не бывает. Но то, что случилось с Джалалом Долой, напоминает истории о мученической смерти святых. Он попал в плен к иноверцам, и те пытками и унижениями хотели заставить его принять мусульманство. Но Джалал был тверд в своей вере. Его убили, и разрезанное на куски тело передали сыну Атабеку, который и захоронил останки отца.

В притворе, примыкающем к церкви Ованеса Мкртича и служившем родовой усыпальницей князей Хасан-Джалалянов, где покоятся многие представители этого рода, мне показали надгробную плиту Хасана Джалала Благочестивого. Она находится прямо у входа в церковь, и, как ни пытайся, чтобы переступить порог, приходится встать на нее. Оказывается, это не случайность — место своего захоронения Дола указал сам, чтобы все, кто придет в церковь, неизбежно прошли по его могиле — во искупление грехов покойного. И отчего-то сразу подумалось: интересно, «силою отнять», а точнее, выкрасть голову Предтечи Спасителя у брата — это грех?

И стоит Гандзасар
И живет вера в то, что именно здесь захоронена голова Иоанна, что именно здесь нужно просить Бога о самом сокровенном, и Он услышит тебя. Веками проверено: здесь свершаются чудеса. Одно из них — два ангела, расположившиеся по обе стороны от высокого резного алтаря. Кажется, что это выцветшие остатки фресок. Но нет. Их никто не рисовал. Они сами появились. И с каждым днем рисунок становится четче, на нем появляются новые детали.

Но это не все. Во время Карабахской войны сорок бойцов оказались в окружении на территории монастыря. Шли непрерывные бои, несколько раз в день Гандзасар обстреливали. Но храм уцелел. Участники тех событий рассказывали, перебивая друг друга, и, как мне казалось, не верили собственным словам: «Ракеты летели на Гандзасар, но вдруг в воздухе меняли направление и падали в ущелье». Не десять, не двадцать — сотни! Лишь одна попала в монастырскую стену. И та не взорвалась. По сей день торчит в древней кладке. Ее не трогают, хранят как реликвию. «Мы охраняли Гандзасар, он охранял нас, — заключил один из рассказчиков. — Подумайте сами: сорок человек против четырехсот и постоянные обстрелы с неба! И здесь мы не потеряли ни одного бойца. Более того, не было ни одного серьезно раненного. Слава Тебе, Господи. Это Иоанн Креститель охранял дом свой и его защитников».

Храм надежды
Как только не называли Гандзасар — «величайшим чудом», «армянской жемчужиной», «своеобразным в своем совершенстве творением», «церковью, подобной небесному купольному храму»… И все это, если задуматься, попытки не описать монастырь, а выразить чувства, которые он вызывает в людях. Но, побывав здесь, понимаешь, что все старания тщетны, что это невозможно. Хотя… Для того и стоит Гандзасар, чтобы не умирала надежда на возможность невозможного.

Журнал «Ереван», специальный выпуск, 2012

Еще по теме