30 июля 2005, 12:31
10780 |

Четырежды казненный

Профессиональный революционер — так чаще всего называют его в официальной литературе. Боевик, террорист, грабитель, авантюрист — так называли его те, кому было что терять в период большевистской революции. Симон Тер-Петросян — это имя он получил при рождении. В историю же вошел под коротким псевдонимом — Камо.

Утром 13 июня 1907 года кассир и счетовод Тифлисского отделения Государственного банка везли в фаэтоне присланную из столицы большую сумму денег — четверть миллиона рублей. За экипажем следовал другой фаэтон с двумя вооруженными стрелками. Оба экипажа были окружены казачьим конвоем. Неожиданно с крыши дома князя Сумбатова в экипаж была брошена бомба страшной силы, от разрыва которой разлетелись вдребезги стекла окон на версту в округе. Почти одновременно в конвой с тротуаров полетело еще несколько бомб, и какие-то прохожие открыли по нему пальбу из револьверов. На площади началась отчаянная паника. Что произошло с деньгами, никто из очевидцев толком следствию объяснить не смог. Один из свидетелей видел, однако, что человек в офицерском мундире, проезжавший на рысаке по площади, бросился к разбитому дымящемуся фаэтону, что-то выхватил оттуда и стремительно умчался, паля из револьвера по сторонам. Правда, выезжая с площади, он даже успел поприветствовать ехавшего навстречу полицмейстера. Человек, переодетый офицером, был Симон Тер-Петросян, более известный как Камо...

За 15 лет до этого, в 1892 году в Гори, будучи десятилетним ребенком, Симон Тер-Петросян стал свидетелем публичной казни над двумя молодыми людьми, застрелившими из мести грузинского князя. Может показаться невероятным, но присутствовали при этом и 14-летний Степан Шаумян (в будущем один из 26 расстрелянных «бакинских комиссаров»), и 24-летний Алексей Пешков (будущий Максим Горький). Маленький Симон во весь голос молил Бога, чтобы веревка оборвалась, чтобы свершилось чудо, приговоренные спаслись и справедливость восторжествовала. Но казнь свершилась. Сегодня многие находят этот факт в биографии Камо одним из ключевых и определивших его дальнейшую судьбу. С одной стороны, глубокое душевное потрясение не могло не сказаться на психике ребенка. Знавшие Камо сходились на том, что он и в самом деле был немного сумасшедшим или фанатиком в буквальном смысле слова. Наверное, иначе он не смог бы пройти и пережить все, выпавшее на его долю, не смог бы подвергать себя и других чудовищным испытаниям. С другой стороны, эпизод с повешением и этой неуслышанной молитвой стал символом его дальнейшей жизни, предопределив ее ход.

В ноябре 1903 года Камо был впервые арестован, но меньше чем через год он сбежал из тюрьмы. В 1905 году во время тифлисского восстания он был схвачен и повешен казаками, но веревка оборвалась — спустя 13 лет его детская молитва дошла до небес! Затем, уже в тюрьме, он выдал себя за другого заключенного и снова сумел спокойно выйти на свободу. Всю жизнь, будучи на волоске от смерти, Камо ухитрялся выживать...

Свое прозвище Симон Аршакович Тер-Петросян получил от Сталина в годы их бурной совместной деятельности по экспроприации царских денег в пользу партийной казны. Симон говорил по-русски с сильным акцентом: «Камо отнэсти? Камо атдать?» Так и закрепилась за ним партийная кличка — Камо. В те годы набиравшему обороты революционному движению постоянно требовались немалые суммы денег. И Лениным было разрешено устраивать так называемые «эксы» — проще говоря, грабежи. Камо стал в этом деле незаменимым для большевиков человеком. Организация дерзких вооруженных налетов на конвои с деньгами, закупка и переправка больших партий оружия и взрывчатки, организация подпольных типографий — список деятельности Камо огромен. Но, безусловно, самым нашумевшим эпизодом экспроприаторской деятельности Камо и Сталина стало ограбление на Эриванской площади Тифлиса 13 июня 1907 года. В результате вооруженного нападения на почтовый экипаж было похищено около 250 тысяч рублей — примерно 5 миллионов долларов по нынешним меркам. Камо лично участвовал в ограблении и в последующей нелегальной отправке денег в Финляндию — Ленину. При этом Камо проявил невероятную изобретательность, используя многочисленные тайники, чемоданы и бочонки с двойным дном, вшитые в подкладку специальные пояса и прочее. Это ограбление было настолько громким, что российская полиция всерьез взялась за дело — номера похищенных банкнот были переписаны и разосланы во все полицейские управления Европы (притом, Интерпола тогда не было и в помине!). «Деньги от тифлисской экспроприации — писала Крупская, — нельзя было использовать. Они были в пятисотках, которые надо было разменять за границей одновременно в ряде городов». При попытках размена попались Литвинов — будущий нарком иностранных дел, Семашко — будущий нарком здравоохранения, Костан Зарьян — писатель, один из деятелей армянского национального движения и другие. В ноябре 1907 году в Берлине по доносу был арестован и Камо. То, что происходило дальше, стало классическим примером для арсенала советской идеологической пропаганды, а впоследствии вошло и в учебник для студентов 2-го курса медико-психологического факультета. Чтобы избежать экстрадиции в Россию, где его ждала неминуемая смертная казнь, Камо стал симулировать помешательство. В течение двух лет, проведенных в берлинской тюрьме Альт Моабит, Камо являл собой образец сумасшедшего: говорил бессвязными фразами, неделями не спал, подпирал собой стену камеры, ловил воображаемых мух, устраивал дебоши, пытался покончить с собой, дрессировал птиц... Подозревавшие симуляцию надзиратели перевели его в тюремную лечебницу и установили за ним постоянное медицинское наблюдение в специальных условиях. В частности, в камере с температурой воздуха ниже нуля, Камо в нижнем белье и босой провел 7 (!) дней, неподвижно стоя у стены и не проронив ни звука. Директор лечебницы не мог поверить, чтобы нормальный человек, имея на себе только нижнее белье, мог относиться к холоду с таким  равнодушием. Однако для того, чтобы окончательно убедиться в сумасшествии арестанта, его подвергли последнему испытанию — болью. Но ни иголки, втыкаемые под ногти, ни прижигание раскаленным железом ни к чему не привели — Камо не издал ни звука. Возможно, «обезболивающим» средством Камо был именно его фанатизм, одержимость идеями революции.

Его официально признали сумасшедшим и в 1909 году все же передали России, где он был заключен в Метехскую тюрьму Тифлиса и провел там еще два года, продолжая имитировать безумие. А 15 августа 1911 года Камо смог бежать из тюремной больницы через окно туалета, предварительно распилив кандалы и решетку.

В январе 1913 года Камо вновь был арестован за очередную попытку ограбления почтового экипажа. Врачебный осмотр показал, что у Камо отсутствуют всякие признаки  душевного расстройства. Экспертиза  установила также и то, что четырехлетнее сумасшествие Камо являлось не чем иным, как симуляцией.

Четыре года под пытками симулировать помешательство — случай беспрецедентный. Но для Камо это была пусть мучительная и жестокая, но всего лишь одна из его игр. Судя по известным фактам, Камо был от рождения эйдетиком, то есть человеком, обладающим уникальной («зеркальной») зрительной памятью. Эйдетики, даже не осознавая этого, могут внушать генерируемые ими образы другим людям. Не случайно Камо был прирожденным артистом и обладал талантом к переодеваниям и внешним преображениям, столь необходимым в подпольной работе.

В 1913 году суд приговорил Камо к казни через повешение — четырехкратно, с запасом! Но и на этот раз в последний момент произошло чудо — по амнистии в связи с 300-летием царствования дома Романовых смертная казнь была заменена Симону Аршаковичу Тер-Петросяну двадцатилетней каторгой.

Февральская революция 1917 года подарила Камо свободу и открыла новую страницу в его жизни. Товарищ Камо — герой революции, легенда, человек-эталон и... по-прежнему, искатель приключений. Игрок по характеру, Камо проявил свою склонность к авантюрам и рискованным экспериментам и во время гражданской войны. Он создал диверсионный отряд для действий в деникинском тылу. Но Камо не рассчитал. То, что могли вынести, не моргнув глазом, он сам и его разведчики, обладающие стальными нервами, было не под силу другим... Специальная группа близких Камо людей, переодетых в форму белогвардейцев, напала в лесу на его отряд во время учебных занятий. Бойцов отряда захватили, разоружили, связали и поставили в один ряд — якобы для расстрела. Перед ними — окровавленный «труп» командира... Тут же его «сердце» — кровавый комок на полу... Тем, кто раскается или объявит себя противником коммунистов, была обещана пощада. В отряде трусов не нашлось. Но один из бойцов заявил, что является агентом Пилсудского. Таким образом, Камо удалось обнаружить предателя. Однако на другого бойца эта «операция» подействовала так сильно, что он сошел с ума. Кстати, это был Федор Аллилуев, брат будущей жены Сталина — Надежды.

Симон Тер-Петросян, он же Камо, Че Гевара своего времени, погиб в 1922 году в Тифлисе, попав на велосипеде под единственный в городе грузовик. Человек, выживший в море, погиб в капле воды. История с гибелью Камо до сих пор остается невыясненной. Существует распространенное мнение, что ночная «авария» была организована по приказу Сталина, с целью устранить свидетеля и соучастника многих своих темных дел. Это похоже на правду, поскольку в подобные совпадения и «случайности» трудно поверить. Более того, сегодня известно, что в 1910 году областной Закавказский комитет РСДРП, ведший расследование тифлисского «экса» и некоторых других «экспроприаторских дел», постановил исключить из партии всех лиц, уличенных в содействии Тер-Петросяну при ограблении Тифлисского банка. В числе этих лиц был и Иосиф Джугашвили-Сталин.

Но, как бы то ни было, Камо, ставший легендой еще при жизни, ознаменовал собой новый образ абсолютного революционера, фанатика идеи, преданного ей и готового ради нее перешагнуть грань нормальной человеческой жизни. В чем был секрет его железной выдержки и чудовищной силы воли, мы никогда не узнаем. Эту тайну он унес с собой, оставив после себя только миф о человеке-Камо — притягательном, страшном, сильном и преданном Идее.

 Журнал "Ереван", N3-4, 2005

Еще по теме