05 февраля 2015, 10:37
2235 |

Властительница студентов

Забель Есаян приехала в Армению – строить новую жизнь, новую страну, помогать новому поколению. В январе 1939 года она была приговорена к расстрелу, 8 мая приговор был заменен на десять лет высылки. В 1943 году перестали приходить из ГУЛАГа сведения о ней.

Есаян Забел родилась в Константинополе (ныне - Стамбул) в Турции. Её литературный дебют состоялся в 17 лет в литературном журнале. Высшее образование она получила в Париже, где зарабатывала на жизнь, корректируя французско-армянский словарь, а также писала статьи и короткие истории для французских и армянских журналов. Вернувшись в Константинополь, она подверглась преследованиям и гонениям со стороны младотурков. Бежав из Турции, она долгое время проживала в Париже. В 1934 году Есаян Забел окончательно переехала из Франции в Армению. Театровед, заслуженный деятель искусств Армянской ССР Рубен Зарян был одним из её студентов в тридцатые годы. В книге своих воспоминаний он уделил важное место своему преподавателю и учителю по жизни.

Ей ещё не исполнилось шестьдесят к тому времени. Немножко полная, с ясным выражением лица. Несмотря на свой возраст, её глаза невероятным образом искрились светом. У неё были темные волосы, полные губы и гордое выражение лица. С первого взгляда она напоминала Хлою из романа «Хижина дяди Тома», но в то же время было что-то магическое в её движениях, осанке, её речах.

«Вас не слишком много в аудитории. Кто-нибудь отсутствует? Раз уж никто не отвечает, значит все на месте. Мне придется попросить вас посещать все мои лекции, если конечно они не будут казаться вам скучными. В обратном случае можете не приходить. В подобных вопросах я против принуждения. Принуждение, как мы знаем, вредно для души».

Эта новость нас обрадовала. Мы были счастливы тому, что нам дали такую свободу, но со временем мы осознали, что данная нам свобода подействовала на наше желание посещать лекции намного сильнее, чем установленный порядок. Несмотря на искренность её слов я не помню ни одного раза, чтобы я отсутствовал на её лекциях. В тот первый день чем дольше она говорила, тем сильнее влюбляла нас в себя. Под конец мы просто были без ума от неё.

Во время перемен мы с интересом заглядывали в приоткрытую дверцу – поглядеть, чем занимаются профессора вне уроков. Забель Есаян всегда сидела в кабинете преподавателей и курила. Это было для нас чем-то неожиданным. В те годы мы не были подготовлены к тому, чтобы видеть курящую женщину. Однако мы были очень сильно охвачены её чарами: что бы она ни делала, это казалось нам правильным и прекрасным.

Один или два раза я встречал её в доме писателей. У нас даже состоялся короткий разговор о романе Армена Мкртича «Родник Егнар», о котором не совсем лестно отзывалась пресса. Есаян активно защищала автора и входила в полемику с критиками.

В доме писателей один человек, уже не помню, кто именно, спросил Есаян о том, как она могла отказаться от всех удобств Парижа и переехать в неудобный Ереван. Выражение её лица сразу же помрачнело и она ответила следующее: «Эти неудобства бессмысленны в моих глазах, потому что я являюсь активным участником в строительстве будущего нашей страны. Такой ответ вам подходит?».

Однако, этот ответ не подходил монстру по имени система, который погубил эту сильную и в то же время хрупкую женщину.

Еще по теме