Журнал Декабрь 2012 Вполне себе армянский

25 декабря 2012, 15:11
1771 |

Вполне себе армянский

«Я тебе говорю, такая большая роскошная армянская церковь, кажется, XVII или XVIII века. Где находится, точно не скажу — нас туда привезли ночью. Но очень красиво. Прямо на воде». Примерно это сказал мне папа после поездки в Голландию. Теперь туда собралась я и на этот раз точно решила взглянуть на эту церковь. Смущала лишь одна незначительная деталь. Вы когда-нибудь пробовали найти что-то в Амстердаме, зная наверняка лишь то, что оно расположено «на воде»? Вот и я о том же.

Есть такая!

Стоит ли говорить, что первым делом я отправилась в справочное бюро для туристов, чтобы выяснить точный адрес. Женщина за стойкой обратила ко мне дружелюбное и несколько отрешенное лицо: «Армянская церковь? В Амстердаме? У нас такая есть?» — «Да, да, она у вас есть совершенно точно». Она застучала по клавишам компьютера, чтобы через каких-то секунд 15 радостно провозгласить: «Да! У нас такая есть!» Сжимая в руках бумажку с аккуратно написанным адресом — Kromboomsloot, 22, — я вышла в город, построенный на каналах. Ах, этот кукольный город, чья изломанная линия крыш столько раз завораживала меня в разное время суток, когда я любовалась ею, сидя утром в кафе с чашкой кофе или вечером в баре — с бокалом коньяка! Каналы, лодки, покатые крыши — ни одна не повторяет другую… Трамваи, велосипедисты, прохожие — все мелькает и куда-то несется, но выглядит при этом так живописно... Теперь, однако, мне предстояло найти место, связанное с пребыванием в городе армян.

Таксисты знают все

Шагая вдоль канала и постоянно сверяясь с картой, я не переставала приглядываться к прохожим, следуя совету старой кавээновской шутки о том, как отличить армянина в толпе. Я честно ждала 5 минут, как там рекомендовалось, однако решительно никто не спешил «отличиться» — потрясающее торжество голландской сдержанности. Оставалось надеяться, что я отличу здание нашей церкви, как только его увижу.
Однако все оказалось гораздо сложнее. Прежде чем добраться до цели, я успела заблудиться, наткнуться на странную статую, обнаружить остатки старой крепостной стены на площади Рембрандта. Помощь явилась неожиданно в лице команды таксистов, выстроивших свои авто в ожидании клиентов возле остановки. «Ну, уж вы-то знаете город!» — взывала я к их профессональной гордости. Мой листок передавали из рук в руки, горловые раскатистые звуки становились все более торжествующими — да! — все ясно, это прямо за поворотом на параллельной улице. И я помчалась.
Сказать по правде, то, что я увидела, было далеко от ожидаемого. Церковь Сурб Оги действительно располагалась у канала и в весьма живописном месте: аккуратные мостики с обеих сторон, везде высажены цветы, редко какая машина проедет мимо — тишина и благодать словно разлиты в воздухе. Одно смущало: здание, украшенное всеми знаками, приличествующими церкви, как то армянский крест, надписи на армянском и голландском языках о том, что она была возведена в 1714 году с разрешения городского совета Амстердама, агнец над входом и так далее, с точки зрения архитектуры ничем не отличалось от остальных домов в квартале. Церковь не просто не стояла отдельно, классическим армянским архитектурным ансамблем, она стеной соприкасалась с соседним домом и имела крышу такой же точно высоты и формы. Впрочем, я вспомнила патриарший собор Русской Православной Церкви на Манхэттене — абсолютно та же ситуация снаружи, и огромное красивейшее помещение внутри. Поднявшись на крыльцо, я потянула внушительных размеров дверную ручку, но дверь не поддалась, храм совершенно очевидно открывают лишь на время службы. И еще больше стал мучить вопрос: куда же делись все армяне?

Читайте полную версию в формате PDF