Журнал 2005-2013 Лучшее Ограбление по-армянски

19 декабря 2013, 14:13
3072 |

Ограбление по-армянски

5 августа 1977 года в Ереване произошло невероятное по своей дерзости ограбление. Впервые в СССР позарились на святая святых — Госбанк. Дело не в том, что в Стране Советов не было талантливых воров, а в том, что даже у «воров в законе» было твердое убеждение: в СССР банки не грабят. И вдруг нашлись люди, которые «пошли на дело».

Их было всего двое. Двоюродные братья Калашяны. Разрабатывал план до мельчайших деталей исключительно Николай. Один. Брал неприступную крепость исключительно Феликс. Один. От начала до конца. Но в самом начале, естественно, был наводчик.

— Банк.

Компания словно по команде расхохоталась. Не изменился в лице лишь Завен.

— Никто из вас не знает, что такое психологический барьер. Так и умерли бы, не узнав, если бы не я. Все почему-то уверены, что банк брать нельзя.
— «Брать» — это значит напасть и захватить, — возразил Николай. — А у меня, да будет тебе известно, другие принципы. Брать банк, идти на вооруженное ограбление — это не по мне. И потом, ведь это — банк! Не какая-нибудь там сберкасса. Там же сейфы, сигнализация, охрана, наконец.
— Все верно. Стены сейф-комнаты бронированы. Двери — не дотронешься. А вот потолок — обыкновенный. Тонкая бетонная плита. Если не ногтем, то простым сверлом запросто можно ковырнуть. Это же твой метод — через стену. Просто представь, что стена не вертикальная, а горизонтальная.
— Мне непонятно. Деньги хранятся не в подвале?
— В том-то и дело, что нет. Сейф-комната на втором этаже. А комната отдыха на третьем… Если операция пройдет успешно, сорок тысяч — мои.
— Никакой операции, — перебил Николай. — Сказано — забыто.
— И все-таки подумай над моим предложением, — настаивал Завен.
— Я уже подумал — забыто. Если еще раз повторишь, пеняй на себя.

Однако «забыто» было только на словах. Каждый день Николай приходил в банковский переулок с блокнотом и карандашом. Часами следил, как передвигается наружная охрана. Когда и куда подъезжают инкассаторские машины. Когда выходит последний служащий, когда опечатывается внутренняя решетчатая дверь… Вскоре Николай убедился, что никакой внутренней охраны нет. «Наверное, правильно, — рассуждал он, — что делать охране внутри, когда все закрыто и находится под сигнализацией? Внутрь можно пройти только через наружные входы. По стене не пролезешь. Через крышу — невозможно. Остается самое невероятное: стена. Но стены охраняются. И стены, выходящие на улицу, и та, что выходит во двор. А четвертая? К четвертой примыкает жилой дом. Это значит — пробивать придется не одну стену, а две. Но главное, есть где подступиться. Продырявил обе стены — и выходи прямо в коридор третьего этажа банка. Тот самый этаж, где находится комната отдыха…»

Читайте полную версию в формате PDF