19 декабря 2013, 14:44
3642 |

Бомба

Известный испанский журналист, автор книг «Бомба» и «Армяне. Забытый геноцид» Хосе Антонио Гурриаран летом 2010 года посетил Москву по приглашению фонда АРГА и согласился ответить на наши вопросы, заранее предупредив со свойственным ему юмором: «Только пусть их будет не больше 200, иначе я устану». И добавил: «Никакого «сеньора Гурриарана». Пожалуйста, называй меня Хосе Антонио и говори мне «ты». Ведь мы, журналисты, — одна банда».

Хосе Антонио, ты можешь для наших читателей еще раз рассказать о том, что произошло с тобой в декабре 1980 года?
— Я шел по центральной улице Мадрида. Было около 9 вечера. Мы с женой должны были встретиться возле кинотеатра и пойти смотреть новый фильм. К счастью, она опоздала. Был канун Рождества и на улице было очень многолюдно. Все покупали подарки к празднику. Я услышал первый взрыв, как только подошел к кинотеатру. Он прогремел примерно в 30 метрах от меня. Когда дым рассеялся, я увидел четыре тела на земле: мужчину, женщину и двоих детей. Я не понял, мертвы они или только ранены, но сразу бросился звонить в редакцию. В те годы я возглавлял очень популярную в Испании газету El Pueblo. Я зашел в телефонную будку неподалеку и успел только набрать номер и сказать Антонио, ночному редактору, чтобы он срочно прислал ко мне фотографа. В этой будке меня поджидали 1,5 килограмма пластида. Они взорвались, как раз когда я находился внутри.

Ты был ранен?
— Я был в очень тяжелом состоянии, практически умирал. Несколько газет, не уточнив информацию, написали на следующий день, что я погиб. Я до сих пор храню их дома. Я остался жив, но перенес 17 операций за полтора года. Моя левая нога стала короче на 11 сантиметров, на правую пришлось несколько раз пересаживать кожу, у меня лопнула барабанная перепонка, но вот голова, к счастью, продолжала прекрасно работать. Как только я начал приходить в себя, то сразу же понял, что должен узнать, кто и почему подложил эту бомбу. Мне сказали, что это сделала террористическая группа АСАЛА (армянская секретная армия освобождения Армении — ред.). В тот момент мне это мало что говорило, хотя я знал, что существует Армянская республика в составе СССР, и даже краем уха что-то слышал про Геноцид. В Испании тогда проживало очень мало армян, около ста человек. И этот теракт в первую очередь ударил по ним. Их вызывали на допросы в полицию, у многих стали возникать проблемы с видом на жительство. Армяне собирались строить в Мадриде церковь, и мне говорили, что в этом начинании их поддерживала королева София. Однако после взрывов об этом проекте больше не вспоминали. Я думаю, что армяне тогда чувствовали себя виноватыми, хотя никакой вины на них не было. Не бывает народов-террористов. Когда я начал выздоравливать и вернулся домой, знакомые и незнакомые люди стали дарить мне книги об Армении, армянские кресты, изображения Арарата. Так я заинтересовался историей и культурой страны.

Это немного напоминает «стокгольмский синдром».
— «Стокгольмский синдром» бывает не только у заложников, но и у жертв терактов. Это притяжение к тем, кто тебя ранил, иногда даже восхищение ими. Я разговаривал с людьми, ставшими жертвами терактов ЭТА (баскская сепаратистская организация — ред.), и у них были похожие чувства. На эту тему написано много книг и снято много фильмов. В моем случае к «стокгольмскому синдрому» примешивалось еще и чисто журналистское любопытство. Я ломился в эту закрытую дверь, я должен был получить ответы на свои вопросы. После теракта я начал получать письма от армянских организаций Франции, США, Сирии и Ливана, завязал с ними контакты, встретился с некоторыми их представителями. Я узнал, что в Женевской тюрьме находится один из руководителей АСАЛА Алек Енигомшян. Он тоже пострадал от бомбы, которая взорвалась у него в руках. Он потерял руку и ослеп. Я написал ему письмо и предложил встретиться. «Мы оба знаем, что бомбы делают с людьми, — написал я ему. — Как твоя жертва я имею право знать, почему это случилось». Алек не ответил на мое письмо. Но однажды мне позвонили незнакомые люди и сообщили, что члены АСАЛА готовы встретиться со мной в Бейруте.

Читайте полную версию в формате PDF