Журнал Июнь 2013 Закон железнодорожного притяжения

01 июня 2013, 14:50
3176 |

Закон железнодорожного притяжения

В 1956 году в Ереване прошло торжественное открытие нового здания вокзала. Двухэтажная станция с высокими колоннадами и просторными залами ожидания — обновленные ворота в город. Знакомство с Ереваном для многих поколений советских граждан начиналось именно отсюда. На рубеже веков ереванской железной дороге и ее работникам оставалось только надеяться, что необходимость в них не отпала. История рассудила: поезда, как и прежде, отходят и приходят.

Станционный смотритель
Предположим, можно собрать все ожидание на свете, а точнее — выяснить, чего люди ждали и ждут чаще всего. Да и вообще: где оно наиболее традиционное — это знакомое каждому «ждать»? В случае создания такого списка (его наверняка когда-нибудь анонсируют британские ученые) разряд «классика» возглавит ожидание поезда на железнодорожном вокзале. Уезжает, возвращается, встречает или провожает человек кого-то — роли не играет. Ведь по сути одна из главных прелестей станции в том, что путешествие начинается уже здесь. Это потом в ход пойдет джентльменский набор: карты, котлеты, завернутые в фольгу, и стакан черного чая в металлическом подстаканнике. Для одного — тщательно выбранная заранее книга, для другого — интересный сосед, с которым пойдет дележка коек: верхняя или нижняя, слева или справа... И окно, где «вечно меняют картинку», как писал Бродский, тоже будет потом. А начинается все одинаково — с ожидания на вокзале. И если последний — место с историей, то начальник вокзала — ее хранитель.
С одним из таких хранителей я встретилась на ереванской железнодорожной станции. Облаченный в синюю форму с кучей орденов и медалей на груди — просто ночное небо со звездами — Хорен Никитич Аветисян стоял у дверей, через которые он практически каждый день входит и выходит вот уже более полувека. В 58-м он вернулся на родину из России, где получил высшее образование и 8 лет проработал железнодорожником. А через какое-то время стал начальником ереванского вокзала на целых 22 года. Но и после выхода на пенсию железная дорога не отпустила: Хорен Никитич — хранитель истории в общем и историй в частности. Ведь теперь он директор единственного в Армении железнодорожного музея, который находится здесь же, в одном из залов станции. Музей существует всего несколько лет, зато экспонаты рассказывают о целом столетии. В старомодной манере, вооруженный палкой-указкой, Хорен Никитич расхаживает мимо стендов и застекленных шкафов. Высоким, очень по-левитански поставленным голосом расстилает передо мной полотно всей железнодорожной истории Армении:
— 12 мая 1895 года российское правительство обратилось к царю Николаю II с предложением построить железную дорогу в Армении. Это было стратегически важно для выигравшей войну Российской империи. В 1896-м началось строительство дороги Карс—Александрополь—Тифлис.

Читайте полную версию в формате PDF