Журнал Апрель 2013 Машины космического назначения

21 марта 2013, 10:10
2996 |

Машины космического назначения

Мечтатели сидят, устремив свои влажные от волнения взгляды в просторы Вселенной. Те же, кто реально приближает человечество к раскрытию ее тайн, это самые разные, но очень конкретные люди: от слесаря, вытирающего о фартук промасленную отвертку, до руководителей космических центров, крупнейших ученых. Одним из таких практиков был выдающийся инженер-конструктор Александр Леонович Кемурджиан.

Выбор
Родился будущий конструктор во Владикавказе, затем семья переехала в Баку, где и прошли его детские и школьные годы. Учился не то чтобы отлично, но очень хорошо, а главное — и в школе, и дома — все время что-то мастерил, конструировал: колесики какие-то, шестеренки, механизмы всякие чудные... Во время домашней уборки все это сметалось, выбрасывалось — прообразы будущих танковых и космических механизмов вперемешку с бытовым мусором безжалостно отправлялись на обычную свалку.
Неизвестно, повлияло ли столь беспардонное отношение к его творчеству на выбор профессии, но в 1940 году Кемурджиан поехал в Москву, поступать в МВТУ имени Н. Э. Баумана. Учился он там самозабвенно, по всему было видно, что Александр выбрал именно тот единственный вуз, который подходил ему по всем параметрам, да и он сам соответствовал учебному заведению идеально.
Как ни банально это прозвучит, но тут вмешалась война. В то время студенты некоторых вузов, в том числе МВТУ, имели так называемую министерскую броню, которая давала им право на отсрочку от призыва в армию, а уж тем более — в армию, ведущую боевые действия. Стране нужны были не только солдаты, но и специалисты на производстве, ученые. Кроме того, Кемурджиан был освобожден от призыва на строевую службу еще и по медицинским показаниям — из-за очень слабого зрения. Но не тут-то было! Этот случай стал первым из многих последующих в его жизни, когда Кемурджиан не смог усидеть на месте. В 1942-м он явился в военкомат с просьбой отправить его на фронт добровольцем. Надо ли говорить, что военкомат долго уговаривать не пришлось...
И пошло-поехало, и завертелось — теперь ему предстояло до последнего дня Великой Отечественной воевать в рядах действующей армии в самом пекле, узнать, что такое Курская дуга, форсировать Днепр, Десну, Вислу и Одер. Домой он вернулся с орденами Красной Звезды и Отечественной войны (второй орден Отечественной войны ему был присвоен уже в 1995 году), множеством медалей...

Новые принципы движения
После войны Александр Леонович возобновил прерванную учебу — все на том же своем транспортном факультете МВТУ, стал сталинским стипендиатом и в 1951 году окончил институт с красным дипломом. Блестящему студенту — блестящее распределение, и ему было предписано явиться во ВНИИ 100 (ныне ВНИИтрансмаш), в Ленинград. Эта научно-исследовательская организация была учреждена за два года до того и задумывалась как головной институт по бронетанковым вооружениям, а также как комплексный производственный и испытательный центр транспортного машиностроения. Институт серьезный, само собой, засекреченный напрочь, и к работе в нем советская оборонка могла допустить лишь самых отборных специалистов. В такой высокопрофессиональной компании и оказался Кемурджиан. В подобном обществе сам бог велел заниматься не только текущими разработками, но и наукой, и Кемурджиан защитил к 1957 году кандидатскую диссертацию. Темой этой работы были бесступенчатые фрикционные трансмиссии для гусеничных артиллерийских тягачей — разработка гусениц для танков и им подобных машин, в переводе на понятный простым смертным язык. За эти годы во ВНИИтрансмаше он успел поработать в отделах моторных установок, трансмиссий и тягачей, а в 1959 году был назначен начальником отдела новых принципов движения — не правда ли, название вполне подошло бы к повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу»?

Читайте полную версию в формате PDF