Журнал Октябрь 2010 История одного убийства

25 октября 2010, 16:14
2951 |

История одного убийства

Его не судили даже самым предвзятым судом, не держали в застенках органов госбезопасности, не допрашивали, не ссылали в лагеря… По официальной версии, это было самоубийство. Но уже тогда все понимали: он был убит. Его застрелил в своем кабинете Берия, потому что, выйдя за дверь, он стал бы особо опасен лично для Лаврентия Павловича. Cмерть первого секретаря ЦК КП(б) Армении Агаси Ханджяна стала приговором для многих — в том числе для писателя Акселя Бакунца и поэта Егише Чаренца...

В 1930 году Армению, охваченную разрухой и болезнями, возглавил Агаси Ханджян — человек, сумевший выбить у Москвы добро на строительство заводов и жилья, детской железной дороги и металлургического производства в Каджаране, человек, увидевший будущий Ереван в таманяновском генплане и заложивший первый камень в основание здания Оперного театра. Но главное, что удалось Ханджяну, — он смог заставить людей поверить ему.
Многие помнят его идущим по городу, чаще по улице Абовяна — тогда она называлась Астафьевской. Ходил один, здоровался с прохожими, беседовал с ними. Услугами телохранителей не пользовался, да в этом и необходимости не было — Армения строилась, крепла и развивалась, один смелый проект сменялся другим, народ любил своего молодого, энергичного, открытого и обаятельного руководителя.

***
Выдающихся людей нередко окружает ореол легенд, которые, несмотря даже на зачастую откровенное несоответствие истине, невозможно опровергнуть, настолько глубоко сидит в народе уверенность в их правдивости. Скажем, глубокую симпатию Кирова к Ханджяну объясняют тем, что их жены были сестрами. Что, как утверждает племянница последнего Наталия Александровна Гончар, категорически неверно. Так что истоки крепкой дружбы двух большевиков надо искать вне родственных связей.
Кстати, Сергей Миронович был главным конкурентом Хозяина в борьбе за высший партийный и государственный пост, потому и стал «жертвой заговорщиков — врагов СССР», как было заявлено в официальном сообщении о его смерти. Ханджяну же, пережившему Кирова на два года, в числе прочего, конечно, не простили и этой дружбы.

***
Одной из существенных причин, по которым Агаси Ханджян оказался в числе людей неблагонадежных, было его поведение на пленуме Центрального Комитета ВКП(б) 31 октября 1931 года в Москве. В тот день Сталин предложил избрать первым секретарем Заккрайкома Лаврентия Картвелишвили, а вторым — Лаврентия Берию. Картвелишвили был возмущен и заявил, что «с этим шарлатаном» работать не собирается. А председатель Совнаркома ЗСФСР Орахелашвили переспросил: «Коба, ты что сказал, я не ослышался?» Даже тишайший Саак Тер-Габриелян, председатель Совнаркома Армении, решительно заявил, что невозможно ставить республиканские компартии перед «столь внезапным решением». Не поддержали Сталина ни Буниат-заде, ни Дедариани, ни Мусабеков, ни Ханджян. Вождю пришлось принять волевое решение. 

Читайте полную версию в формате PDF