Журнал Январь-Февраль 2012 Изобретатель курдского велосипеда

25 февраля 2012, 20:45
1344 |

Изобретатель курдского велосипеда

Продвинутые меломаны называют его «гуру этнической музыки и доктором Этно». Для тысяч ценителей музыки он стал арбакешем, который изо дня в день на своей арбе развозил музыку со всех уголков планеты и рассказывал о ней. Его востоковедческие труды высоко оценили специалисты. Об Армении и армянах, о дудуке и о жизни рассказывает диджей, продюсер, а теперь и писатель Назим Надиров.

Вы написали книгу «Гокка и курдский велосипед». Некоторые воспоминания в ней относятся к раннему детству. Вы действительно все это помните или знаете по рассказам родителей?
— Я не привел в книге ни одного свидетельства очевидцев. Моя книга автобиографическая, точнее, это легенды о моей жизни. Они более реальны, чем сама реальность. Думаю, мои родственники до сих пор не читали книгу, иначе начали бы выговаривать мне: «Ой, Назимчик, это было совсем не так. Разве это не в том году было?» И пошло бы поехало... Неважно, в каком году и что произошло. Мифы — это мое видение жизни, это то, как я помню свою жизнь. На основе каких-то фраз моей карачаевской бабушки я помню, например, что родился точно в тот день, когда утонул, вернее, исчез ее сын Исмаил. Аллах послал меня вместо последнего ее сына, который был тоже седьмым ребенком. Я специально не стал выяснять, когда именно исчез дядя Исмаил. Иначе бы разрушилась одна из легенд моей жизни. А уж как это было на самом деле, пусть историографы пишут.

Как вы пришли в российский шоу-бизнес, не зная даже нот?
— Очень важно уметь распознавать знаки судьбы. С детства мне посылались намеки, подсказки, что я буду заниматься музыкой. Это невероятно: человеку, который не знал, что такое музыкальная школа, говорили, что он изменит музыкальную картину страны. Просто нужно было следовать указаниям судьбы. Я ушел из Академии наук и бросился в холодную воду другой жизни. Душа чувствует, Бог подсказывает, значит надо. Пророк Мухаммад, говорят, диктовал Коран, будучи малограмотным.

Вы общались с огромным числом интересных людей. Вспомните самую необыкновенную встречу в вашей жизни.
— Я раньше снимал квартиру в Новых Черемушках. Сидят гости, смотрят телевизор. Подаю кофе, мельком взглянул на экран и говорю: «А с этим мужиком я водку пил». Гости попросили завираться в меру, это, мол, знаменитый гитарист и композитор Фрэнк Заппа. Ну да, говорю, его Фрэнком и звали. Оказывается, я подружился с Фрэнком Заппой и не знал, кто он. А было это так. Столкнулись мы как-то со Стасом Наминым. Я был с «Мисс Азией», он — с каким-то мужиком. Стас предложил махнуться гостями. Я согласился. Он увел красотку на какую-то съемку, а я остался с его гостем. Приходит через некоторое время Намин, хочет забрать моего собеседника, а тот не уходит. Мы с ним водку хлещем, за жизнь говорим. Стас удивился, что же ему так понравилось? А, наверное, то, что я был первым из миллионов людей, кто не приставал к нему с расспросами и восторгами по поводу его музыки. Вижу, мужик хороший, стал с ним пить да за жизнь говорить.

Кажется, именно вы познакомили Дживана Гаспаряна с Дмитрием Дибровым, после чего и случились известные передачи в проекте «Антропология»…
— Я познакомился с Дживаном Гаспаряном в ноябре 1999-го в Берлине, на международном музыкальном фестивале WOMEX (World Music Expo). Мой друг Христиан Шольце — президент компании Network Medien, которая издает альбомы Гаспаряна, — попросил меня заняться гостями из СНГ. После концерта я переводил интервью дяди Дживана, потом наша компания плавно переместилась в бар, где «гудело» человек 300 журналистов и промоутеров. Недавние зрители благодарили его, женщины на колени вставали, руки ему целовали. И он в разгар этого ажиотажа изъявил желание сыграть для меня.

Читайте полную версию в формате PDF