Журнал Июль-Август 2008 Тысячеглазые скалы

25 июля 2008, 11:40
2199 |

Тысячеглазые скалы

Наше путешествие в один из живописнейших городов Армении Горис и его окрестности подтвердило слова Карлоса Кастанеды: «Мы — люди, и наша судьба, наше предназначение — учиться ради открытия все новых и новых непостижимых миров. Воин, научившийся видеть, узнает, что непознанным мирам нет числа и что все они — здесь, перед нами».

Пещерный Керес
Острые шпили гор, казалось, вот-вот подденут и нанижут на себя величественно-белые острова сахарной ваты, безучастно плывущие по светлому небу. Поднявшись по отточенному ребру каменного склона, мы словно оказались на срезе пластов времени: впереди зазывно смотрели темные глазницы пещерного поселения, обжитого человеком испокон веков. Скалы будто что-то говорили своими пещерами-ртами: одни были искажены гневом, другие почти улыбались. А некоторые застыли на словах приветствия, обращенных к потрясенным этой встречей путникам: «Мы ждали, когда стопы ваши приведут вас сюда!»
Но стоило обернуться, как взору открывалась совершенно другая панорама: на дне гигантской чаши зеленой долины, защищенной от ветров западным склоном Сюникского хребта, расположился Горис (Керес) — один из красивейших городов Армении, аккуратные улочки которого вызывают в памяти сказки Андерсена. Наш проводник, председатель Союза художников Сюника Жирайр Мартиросян, указывая на зеленый прямоугольник футбольного поля на окраине Гориса, с гордостью заявил: «А это самый большой в мире стадион! Потому что, если рассадить зрителей по всем каменным террасам вокруг, то народу поместится больше, чем на стадионе «Маракана» в Рио-де-Жанейро! Неплохо звучит: чемпионат мира по футболу в Горисе!»
Мы продолжаем наш путь к пещерным жилищам, поднимаясь по склону мимо причудливых скал самых невероятных форм. Просто не верится, что творцами этих фигур были ветер, дождь и время, отсекавшие «все лишнее» для того, чтобы бесформенная 15-метровая вулканическая глыба стала так похожа на голову собаки или человеческий профиль. А вот пещеры не все образовались естественным способом, многие были высечены людьми. Кацараны (жилища) на нижних уровнях, как правило, разделялись перегородкой на две части: тун, где жили люди, и гом — хлев. Почти во всех внутрискальных «апартаментах» вырублены скамьи и очаги. Мы обнаружили хранилище для сыра, которое еще использовалось в советские времена, и «зал заседаний» со своим партером и амфитеатром, в котором, вероятно, проходили советы старейшин.
Проникнув в одну из сквозных уютных пещер на трехметровой высоте, мы увидели, что ее другой выход — это проем над обрывом ущелья глубиной метров в 30. Глядя на пещерное поселение, начинаешь понимать, почему монголам, арабам, туркам и персам, пытавшимся в свое время захватить этот край, было так трудно воевать с сюникцами. Многие пещеры расположены на высоте в несколько десятков метров. Это позволяло малым числом противостоять превосходящим силам нападавших. Сами жители поднимались туда по веревкам, привязанным к деревянным перекладинам на входе: мужчины — с оружием, женщины — с детьми за спиной. При мысли о том, каких физических и духовных сил это требовало, становится ясно, где берет начало крепость характеров жителей Сюника, который так никто и никогда не смог завоевать полностью.

Кто ты, Воин?
Мы остановились, чтобы перевести дух возле высеченной в скале церкви VIIв. Одна из ведущих к ней троп лежит через србавайр — святое место с источником, вода которого считается целебной. Обернувшись, мы увидели бородатого молодого человека с рюкзаком за плечами, поднявшим руку в приветствии:
— Здравствуйте!
— Здравствуй! Ты турист? Откуда?
— Из Венгрии, но я не турист.
— А кто ты? Что ты здесь делаешь?
— Ищу смысл жизни.
Парня звали Ботонд Колумбан. Как мы выяснили позже, имя Ботонд в переводе с венгерского означает «воин». 26-летний специалист по финансам, сделавший неплохую для своих лет карьеру в одной из крупнейших мировых компьютерных фирм, задался однажды «вечными» вопросами: кто он есть, что есть истина и зачем человек живет на земле. И понял, что не сможет получить ответы, оставаясь в привычной, комфортной обстановке, продолжая вести размеренный образ жизни. И оставил тогда Ботонд свой дом и друзей своих и отправился в путь, чтобы познать себя и мир. Где пешком, а где автостопом, он прошел через европейские страны, Турцию, Грузию и, наконец, попал в Армению, поскольку слышал, что философ Георгий Гурджиев был армянином. В Ереване он встретил немца, который, подобно ему, бросил все и пошел по миру в поисках истинной сути вещей. Немец сказал: «Если ты хочешь увидеть Тибет, не пересекая множества границ, иди в Сюник: это место в Армении обладает совершенно необычной энергетикой!» Дойдя до Гориса, Колумбан поднялся в горы, выбрал себе удобную пещеру и уже неделю жил там. Мы пригласили его на ужин, а после он предложил нам посетить свое каменное пристанище.

Читайте полную версию в формате PDF