14 марта 2013, 15:58
1835 |

«Нжде» глазами автора

Премьера биографической картины «Нжде» стала самым громким кинособытием года в Ереване. Фильм вызвал шквал противоречивых отзывов в прессе и социальных сетях. Сразу после премьеры в столичном кинотеатре «Москва» картина стала одной из наиболее обсуждаемых тем не только в кругах отечественного кинобомонда, но и зрителей. Страсти вокруг картины не утихают и поныне. Мы решили узнать, как сам режиссер фильма Грач Кешишян оценивает свое детище и как относится к столь бурным общественным обсуждениям.

Историческая тематика для кино – рискованная затея, тем более когда речь идет о личности такого масштаба, как Гарегин Нжде. Чем был обусловлен выбор этой темы, биографии именно этого легендарного персонажа?

- Думаю, это очень своевременная картина. Я вынашивал эту идею более 4-х лет и, наконец, в прошлом году выдалась такая счастливая возможность осуществить долгожданную задумку. Почему Нжде? На мой взгляд, это самая значительная, культовая фигура в новейшей истории Армении. Наделенный всеми качествами настоящего лидера, мудрый, отважный, бесконечно преданный своей родине, Нжде всегда являлся для меня олицетворением истинного патриотизма, патриотизма с большой буквы, именно того, чего сейчас так не хватает в нашем обществе. Безусловно, любовь к родной земле присутствует в каждом из нас от рождения, она заложена на генетическом уровне, но это качество необходимо постоянно развивать – любовь, в любом ее проявлении, требует постоянной работы и самоотдачи. То, что мы живем на этой земле, говорим на этом языке, периодически посещаем церковь, еще не свидетельствует о нашем патриотизме. Патриотизм – это гораздо более сложное и ответственное чувство. Наш сегодняшний моральный облик, быт, поведение, и что более важно, отношение друг к другу говорят об обратном. Мы разучились слышать друг друга, проявлять элементарное уважение в межличностных отношениях. Мы говорим о высоких материях, при этом сплевываем подсолнечную шелуху прямо на улице.

Приведу пример. В доме, где я живу, уборщица убирается через каждые три дня и тем не менее мы живем в грязном подъезде. Это характеризует наше сегодняшнее общество, в котором процветают эгоизм и неуважительное отношение к общественным ценностям. Пора осознать, что дом – это несколько квадратных метров собственного жилья. Если миллиардное население Китая в состоянии соблюдать чистоту, наверняка и нам это под силу.

Релиз фильма вызвал шквал противоречивых мнений и отзывов. С одной стороны – восторженные отклики, а с другой – резкая критика,  особенно в социальных сетях. Для вас это стало неожиданностью?

– Откровенно говоря, нет. Не скрою, в начале своей карьеры негативные отзывы меня задевали. Но со временем я понял, что это неизбежно. Однако в случае с «Нжде» я впервые столкнулся с тем, чтобы предметом бурных обсуждений становился не сам фильм, а трейлер к нему.  Вообще, золотое правило кинопроизводства гласит: «Все молчат до релиза картины». Во всяком случае по этому принципу работают в Голливуде и Европе. И несмотря на то, что этим правилом у нас пренебрегли, я рад, что фильм заинтриговал зрителя, стал предметом дискуссий. Мы хотели привлечь внимание к персоне Гарегина Нжде, и нам это удалось. Появился повод еще раз открыть учебники, перечитать историю жизни великого человека, узнать немного больше о его жизни, роли в истории Армении.

Я слышал мнения, замечания нескольких профессиональных критиков и сделал для себя соответствующие выводы. А что касается постов в социальных сетях и мнения газетных критиков-самоучек, я не могу считать все это объективной и тем более профессиональной оценкой своей работы. Эта критика не конструктивна и не несет в себе ничего, кроме примитивного негатива и злобы. Критика ради критики  бессмысленна. Кстати, тот же непрофессионализм стал причиной дезинформации о заоблачном для Армении кинобюджете картины в $7 млн, на самом деле сумма в разы меньше. 

В чем вы видите причину такой реакции общества не только на фильм, но и практически на любую новую инициативу?

– Сегодня стало трендом: чем больше негатива в суждениях, тем выше шансы выглядеть оригинальным в глазах современного общества. Негатив проявляется во всех ипостосях общественной жизни. Возьмем, к примеру, ту же внутриполитическую ситуацию. Не думаю, что общество искренне в своих оппозиционных проявлениях, антиправительственных претензиях. Нам необходимо перестать жаловаться, постоянно выплескивать недовольство, выпутаться, наконец, из соцсетей, оглянуться и попытаться помочь тем, кто нуждается в нашей поддержке и помощи. Каждый из нас должен работать в этом направлении, каждый обязан изменить что-то в лучшую сторону.  Безусловно, я как часть этого социума не могу оставаться в стороне и по мере своих возможностей пытаюсь отобразить сегодняшние реалии в своих работах. Возьмем другой мой фильм «Дневник крестокрада» – это же абсолютно современная история, тщетные попытки поисков счастья на чужбине, вдали от семьи. Мы – нация, ищущая виноватых, пытающаяся взвалить бремя ответственности на других. Но это – дорога в никуда, она не приведет нас к ни к чему хорошему. 

 

В одном из своих интервью вы как-то отметили, что снимали фильм для своих сыновей. Как они сами отреагировали на картину?

– Да, это действительно так. Я причисляю себя к поколению, которое выросло в обществе, подавляющем национальные ценности. Однажды во время прогулки мой сын, которому на тот момент едва исполнилось 3 года, увидев государственный флаг Армении, гордо выпрямил осанку. Я тогда очень отчетливо понял, что это совершенно иное поколение, для которого флаг, гимн родины – не пустой звук. Я хочу, чтобы грядущее поколение было лучше нас, более образованным, начитанным, знало об истории своей родины больше, чем мы, и применяло все свои знания и навыки во благо своей родины.

Как вы сами оцениваете свою работу?

– Думаю, ни один творческий человек полностью не бывает доволен своей работой, всегда остается некая неудовлетворенность. Я не исключение. И тем не менее, если не учитывать некоторые технические нюансы, не влияющие на эмоциональный контекст картины, по большому счету, думаю, нам удалось воплотить на экране то, что было изначально задумано.
Для меня как режиссера наилучшая оценка работы – зрители. Спустя всего лишь месяц после премьеры только в Ереване фильм увидели более 54 тыс. зрителей. То, что люди идут смотреть фильм, выходят с определенным эмоциональным зарядом, вопросами, на которые пытаются найти ответы, и есть настоящая оценка моей работе. Мне недавно звонили из администрации кинотеатра «Москва» и сообщили, что поток зрителей не иссякает и практически после каждого киносеанса зрители апплодируют стоя, что не типично для кинотеатров. О чем еще может мечтать творческий человек?

Как правило, вы работаете с определенным актерским составом, который в том или ином качестве присутствует в каждом из ваших фильмов. Почему на этот раз вы решили привлечь других, в том числе и иностранных актеров?

– Думаю, не прозвучит нескромно, если скажу, что тот актерский состав, который уже состоялся – это в определенной степени и мое достижение. Мы сработались с этими людьми. Но во всех моих фильмах всегда задействованы и другие актеры. На этот раз я очень долго размышлял над ролью Эпиме (супруга Гарегина Нжде), и после длительных раздумий из всех возможных кандидатур, в том числе и отечественных актрис, остались только две – Ксения Раппопорт и Чулпан Хаматова. Национальность не имела значения. Нужна была актриса, соответствующая эмоциональному складу героини, и в итоге мой выбор остановился на Чулпан. Она подошла на эту роль просто идеально. Не скрою, мне было лестно узнать о том, что после 6-летнего перерыва в кинокарьере, Чулпан практически сразу согласилась на съемки. О профессиональных качествах этой великолепной актрисы говорить излишне. Но меня поразил не только уровень ее профессионализма и невероятно ответственное отношение к работе, но и человеческие качества. Чулпан – невероятно простой в общении и скромный человек. Прежде чем приступить к работе над фильмом, она перечитала всю возможную литературу о Нжде и на протяжении съемок постоянно пыталась узнать больше не только о нем самом, но и об Армении в целом. На главную роль тоже рассматривалось несколько кандидатов. Но окончательный выбор пал на Арташеса Алексаняна, и, думаю, он отлично справился с поставленной задачей. Вообще, я считаю, у нас достаточно сильная актерская школа. И я искренне благодарен и ценю работу не менее талантливых актеров, снявшихся в эпизодических ролях.

Я неоднократно слышала мнение о том, что фильм лишен целостной сюжетной линии. Чем вы это объясните?

– Отрывочность – одна из проблем фильмов биографического жанра, так как охватывается очень широкий диапазон для одной художественной кинокартины. Мы столкнулись с дилеммой – охватить в одном фильме всю жизнь и деятельность Нжде или взять за основу один эпизод , ключевое событие, на котором бы строился весь остальной сюжет. Лично я сторонник последнего, но тогда получалась не биографическая картина, а использование персонажа для описания конкретного события, как в случае с фильмом Стивена Спилберга «Линкольн».  Но хочу сказать, что в будущем году на экраны выйдет полная версия «Нжде», сериал из 6–7 серий, который прольет свет на все вопросы.

Какая «фестивальная карьера» ожидает фильм?

– Изначально «Нжде» не был снят в формате фестивального кино, так что играть судьбой кинокартины я не собираюсь, но, скорее всего, фильм будет представлен на национальной кинопремии «Айак».  После премьеры в Ереване, 10 февраля фильм был представлен нашим соотечественникам в США, а в начале марта мы начали тур по регионам Армении. На середину апреля запланированы премьеры в России и Украине. Кроме того, у нас есть несколько приглашений из ряда европейских стран. 

Еще по теме