25 сентября 2014, 12:52
4645 |

Солнышко Мгер

«Миром правят в основном бездарности, потому что они не пьют: утром встают бодрые и все силы тратят на свою карьеру». Ну какой русский на огромных просторах бывшего Советского Союза не подписался бы этой парадоксальной сененцией.

Парадокс же заключается в том, что автор этого высказывания, Фрунзик Мкртчян, родился и постигал жизнь в Армении — единственной республике, где даже не было вытрезвителя.

И все-таки фраза настолько точна, что рассказ об этом удивительном актере захотелось начать именно с нее. Сия истина озарила актера на съемках «Мимино», во время которых режиссер — Данелия — после просмотра рабочего материала сказал ему: «Перестань пить, потому что это видно на экране». Последний день трезвости открыл Фрунзику своеобразное видение мира, а миллионам телезрителей подарил «профессора Хачикяна в красной рубашке», изречения которого вот уже несколько десятилетий живут как крылатые фразы. Достаточно вспомнить — «Когда мне будет приятно, тогда и тебе будет приятно», «Эти «Жигули», чем думают, я не знаю...», «Такую личную неприязнь испытываю к потерпевшему, что кушать не могу», «Я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся». Причем многие из них были экспромтом самого актера.

Талантливый и пьющий — почти синонимы не только в восприятии советских людей, но, пожалуй, во всем мире. Еще в Государственном театре Ленинакана друг и коллега Фрунзика Азат Шеренц как-то сказал ему, наполнив стакан доверху: «Ты — талантливый. Ты должен выпить, потому что все талантливые люди были алкоголиками». Одно то, что оценку таланту дает коллега по цеху, в котором отношение к успеху собрата не всегда объективно, дорогого стоит. Впрочем, талант Фрунзика был очевиден с самого детства. Он собирал аншлаги, давая импровизированные спектакли во дворе, где зрителями были не только дети, но и их родители. Повзрослев, он участвовал в спектаклях Дома культуры. Кстати, во время одного из них переломилось отношение к нему его отца. Дело в том, что Мушег Мкртчян видел сына знаменитым художником, гордился его рисунками и заставлял каждый день рисовать. Но, однажды увидев Фрунзика на сцене, Мушег понял, в чем истинное призвание сына. Существует множество легенд и фактов вмешательства и влияния родителей на становление талантливых детей. «Кнута» в них, как правило, больше, чем «пряников». Вот и Мушег как-то ударил сына железной линейкой по рукам за то, что тот не хотел рисовать. Кто знает, сколько раз потом он вспоминал эту сцену, которую нельзя было открутить назад. В тот вечер за Мушегом «пришли»... Термин, печально знакомый миллионам советских людей. Чаще всего за ним стояла исковерканная жизнь — из-за пустяка, из-за случайности, вообще ни за что. Мушега взяли за то, что он вынес с текстильного комбината, где работал, несколько метров ткани. Так делали многие, иначе было не прокормить семью. Жестокость судьбы была в том, что на долю родителей Фрунзика и без того выпало немало испытаний. Они были детьми Геноцида, точнее — сиротами. Их нашли на дороге. Потом - типичная линия жизни: детдом, работа на комбинате, знакомство, любовь, брак, дети... и «однажды за ним пришли»...

 Фрунзик Мкртчян и Сос Саркисян в фильме Наапет. 3 Фрунзик Мкртчян и Галя Новенц в фильме Танго нашего детства

С Сосом Саркисяном в фильме "Наапет"                                                                 С Галей Новенц в фильме "Танго нашего детства"

Ролан Быков как-то сказал о Фрунзике Мкртчяне: «В первую очередь, он был чрезвычайно интересным человеком. Это серьезная личность, которой присущи юмор и шутка, легкое отношение к жизни.

В одно и то же время он очень грустный и веселый человек. И открытая душа, и загадка. Фрунзика по-разному можно описывать. Лично я люблю все его описания. Может, я необъективно сужу о нем, не могу быть объективным и не хочу, потому что я бесконечно люблю этого человека, этого актера. Он восхитителен, он — актерское и человеческое чудо».

Подмеченное Быковым сочетание грусти и веселости, наверное, родом из этого нелегкого детства, в котором «легкое отношение к жизни» вынуждено пересекаться с жестокостью мира взрослых. Быкову вторит Эльдар Рязанов: «Фрунзик Мкртчян — один из самых интересных актеров нашей страны. Внутренне он очень серьезен и даже самые смешные вещи он играет так, что невозможно не смеяться, но одновременно он сохраняет серьезную мимику и не только мимику, а также и внутреннюю серьезность. Это все доказательство великого таланта. Он играет так, будто дышит и говорит, потому что он невообразимо органичен». Пожалуй, ярче всего эта органичность проявлялась в отношении Фрунзика к его внешности. Ведь даже по армянским стандартам его нос был выдающимся. Но он не только не переживал по этому поводу, а наоборот, сделал еще два вывода. Один — философский: «Почему у других носы такие маленькие?» Право же, по детской непосредственности и парадоксальному восприятию мира он вполне сгодился бы в ученики к Сократу. Второй подход вполне в стиле Карнеги: Фрунзик первым начал шутить по поводу своего носа, тем самым отбив эту возможность у других.

Великолепная тройка – Вахтанг Кикабидзе, Георгий данелия и Фрунзик Мкртчян
Великолепная тройка – Вахтанг Кикабидзе, Георгий данелия и Фрунзик Мкртчян

Через какое-то время приходило «внутреннее видение» актера, и никто просто не замечал диссонанса в его внешности. Но самое интересное в том, что он был любимцем женщин. Еще один из его афоризмов: «Почему Чаплину можно восемь, а мне нельзя три?» — ответ на чью-то шутку по поводу его третьего брака. Кстати, все его жены считались редкими красавицами. Можно бы с грустью резюмировать, что, мол, ни талант, ни красота еще не залог счастья, но кто знает, в чем этот залог.

С первой женой — Кнарик — он расстался по «классическому мотиву»: в его жизни появилась ослепительная Донара. Она тоже была актрисой и, кстати, сыграла его жену в фильме «Кавказская пленница». Они поженились, у них родилось двое детей. Но судьбе словно было угодно проверять на прочность его отношение к жизни. Ни в СССР, ни во Франции, где ее поместили в клинику, врачи ничего не смогли сделать с ее психическим заболеванием, прогрессирующим на почве ревности. К сожалению, болезнь передалась по наследству и сыну.

И все-таки он был слишком жизнелюбив, слишком окружен женским вниманием, чтобы не попытать счастья еще раз, однако брак с третьей его избранницей — Тамарой — тоже оказался неудачным.

Фрунзик Мкртчян в фильме Айрик. Кадр из фильма Песнь прошедших дней.
Фрунзик Мкртчян в фильме Айрик                                                                    Кадр из фильма Песнь прошедших дней

Быть может, то, что он так и не обрел счастья в семейной жизни, вынуждало его по-особенному относиться к чужим проблемам. К примеру, он добился квартиры (это в советское время!) для совершенно незнакомой женщины, которая жила с пятью детьми по найму. Таких примеров немало, и делал он добро так, как о том говорится в Библии — правая рука не ведала, что творит левая. То есть, он никогда не афишировал свои благородные поступки. Впрочем, и «компенсация» была изрядной: он был так знаменит, так узнаваем и так любим, что мог путешествовать без денег. Однажды Фрунзик улетел на курорт с тысячей рублей в кармане, а когда вернулся, она так и оставалась в кармане. Не понадобилась! Недаром он говорил, что ему не нужны ни деньги, ни документы (это после очередной потери паспорта), потому что «меня и так везде узнают и принимают». Не менее интересный эпизод связан с вручением в Кремле Государственной премии за фильм «Мимино». Охранник попросил предъявить документы. Это у Данелии, Кикабидзе и Мкртчяна! Фрунзик улыбнулся и сказал: «А что, иностранные шпионы в Кремль без документов ходят?» Конечно, вопрос о документах был снят с повестки, но интересно другое — опять этот сплав юмора и парадоксального мышления. Не спор, не апелляция к популярности, а совсем наоборот. Так мыслят и живут дети. Они — обезоруживают. Они парадоксальны и неожиданны в своих вопросах и реакциях. Он сохранил эту «детскость» в себе, и она была с ним и в жизни, и на сцене. Как-то на одном из выступлений в Америке оказалось, что большая часть зрителей не знает ни русского, ни армянского. Фрунзик нашел решение, которому позавидовали бы даже мимы.

Фрунзик Мкртчян и Сос Саркисян в фильме Хатабала
Фрунзик Мкртчян и Сос Саркисян в фильме "Хатабала"

Он просто... молчал. Вышел на сцену и пять минут молча смотрел в зал. На исходе пятой минуты зал, что называется, падал от хохота. Кстати, почти аналогичный случай произошел на съемках «Мимино». Знаменитый эпизод, когда «профессор Хачикян» танцует в ресторане и пытается губами взять с пола платок. Ресторан ухахатывался. Фрунзик делал попытку за попыткой, но не получалось. Данелия нашел решение — велел Вахтангу Кикабидзе подхватить платок с пола. Когда Мимино сделал это, Фрунзик, наверное, опешил, поняв, что его «переиграли», а потом обвел зал тем самым своим взглядом, перед которым не устояла Америка. Посетители просто стонали. Впрочем, что рассказывать, мы все видели этот эпизод не один раз, и каждый раз смеялись, как в первый.

Это и есть сила актерского таланта, о которой очень точно сказал известный армянский артист Хорен Абрамян: «Его спектакли смотрели даже работники театра — актеры, гардеробщики, все собирались за кулисами и смотрели... Он одновременно играл две роли: для зала — и зрители умирали от смеха, аплодировали — и для тех, кто собрался за кулисами (и они тоже умирали от смеха)... Люди подпадали под его обаяние даже после двухминутного разговора. Радостью было общаться с ним, слушать его... Он обладал великой внутренней культурой... Был сдержан, даже когда шутил. Никогда от него не слышал некрасивого выражения или ругательства. В его словах всегда было остроумие, юмор, красота. Импровизация была неотделимым спутником Фрунзика».

О силе его обаяния рассказывают множество историй. Но красноречивей всего об этом свидетельствует эпизод, в котором меньше всего можно было бы рассчитывать на воздействие обаяния. Однажды Фрунзик с друзьями поехали навестить арестованного товарища. Как это обычно происходит в жизни, многим знакомо... по кино.

Но тут произошло... как в кино. Фрунзик куда-то отлучился и вернулся... с начальником СИЗО и арестованным другом.
Меньше всего хочется завершить рассказ об актере с грустными глазами и сногсшибательным юмором на грустной ноте: он ушел из жизни в холодном и голодном девяносто четвертом, и проводить его вышли тысячи людей...

Но лучше вспомнить начало. Фрунзик был студентом второго курса театрального института, когда его пригласили в театр имени Сундукяна на роль Эзопа. Играть он должен был на пару со своим педагогом. Что должен был почувствовать юноша, когда учитель после первого же спектакля поцеловал его и сказал, что отказывается от роли в его пользу? Многим ли на долю выпадало такое? Это учительское благословение, которое он пронес через всю жизнь, было и оберегом от звездной болезни. Никто никогда не видел в нем и тени сознания собственной значимости. Для миллионов людей он всегда оставался «нашим Фрунзиком». Мгер — «Солнышко» так его окрестили после гастролей в Ливане. Он взял себе это теплое светлое имя.

Журнал «Ереван», N6, 2005

Еще по теме