04 июля 2013, 11:42
2998 |

Место, где цвет

Все начиналось в лучших традициях фантасмагоричных историй. Герои едут по безлюдной местности, сворачивают с основной дороги, углубляясь в желтые — желтее солнца — луга, когда перед ними совершенно из ниоткуда появляется огромный сверкающий разноцветный петух. Приехали. Немного дальше — аккуратный одноэтажный белый дом. А перед домом разноцветные, обклеенные мозаикой диван и большущие пустые горшки для растений. Среди всего этого великолепия красок стоит высокий мужчина и приветственно машет рукой: как минимум — галлюцинация, как максиМесто, где цветмум — страна Оз со своим волшебником. Над дверью красная вывеска — Manet Tiles. Вот и имя месту, где цвет.

Разноцветный рай, собранный из миллионов кусочков умелыми руками работников. Именно отсюда, из Manet Tiles, родом зна-менитая мозаика ручной работы из камней, керамики и стекла. Встретивший нас мужчина, заместитель директора Manet Tiles Вачик Мамбреян, ведет в приемную. Тут тоже без цвета не обошлось: стены коридора в мозаике, а стол в кабинете усыпан яркими, радующими глаз образцами плитки. Последний аккорд: на стене просто завораживает огромная, немного вольная репродукция Климта. После такой мощной инъекции цвета единственным желанием остается узнать, как же создается вся эта красота.

Сад всех камней
От гула техники и шума воды в зале, где обрабатывают плитку из натурального камня, не слышно собственных мыслей. Во дворе на специальные машины грузят каменные глыбы. Здесь обсидиан, травертин, мрамор — весь геологический фонд Армении на одной лужайке. На заводе камни проходят несколько стадий обработки, шлифовки и нарезки. Отовсюду бьют струи воды — это для того, чтобы предотвратить распространение пыли. Хотя, кажется, камни столько пролежали под палящим солнцем во дворе, что им совершенно необходимо напиться и утолить свою жажду.

Интересно, что работники технического отдела так или иначе усовершенствуют все машины на производстве Manet Tiles, чтобы можно было получить не стандартные варианты обработки, а те ее виды, которые придумали именно здесь. После камни переносят в отдел сборки. Вачик рассказывает, что каждый работник за один день может собрать до четырех метров аккуратной мозаики. Интересно, что даже из одного вида камня можно получить рисунок — все благодаря цветовым оттенкам. У работников есть разработанные дизайнерами шаблоны, с помощью которых они умело и со вкусом сочетают любые цвета. И все равно, ни одна мозаика на другую не похожа, какие шаблоны ни используй. Именно в этом преимущество и изюминка Manet Tiles — покупатель может быть уверен, что его мозаика совершенно уникальна. Я не смогла остаться равнодушной и не внести свою лепту в создание этих вечных каменных ковров.

Для меня постелили сетку, а Вачик стал учить, как нужно правильно раскладывать на ней камни. Немного времени, чтобы клей высох, и вуаля — все готово.

— А где квалифицированных работников находите?
— Да нигде, сами готовим. Соответствующих учебных заведений в Армении нет, так что все наши работники учатся прямо здесь, на предприятии, — поясняет Вачик, — но я с уверенностью могу сказать, что эти 40 человек — единственная и лучшая команда во всей Армении.

Пока мы разговариваем, мои пальцы перебирают кусочки обсидиана. Это невероятно успокаивает — собирать мозаику. Вспоминаются похожие игрушки советского производства родом из детства. Так где кончается приятное времяпрепровождение и начинается хобби? А где кончается хобби и начинается хенд-мейд? И главное — где грань между ручной работой, искусством и промышленностью? Здесь, на Manet Tiles, таких различий не делают. К примеру, мозаичная репродукция картины Климта — это ручная работа, искусство и коммерция в одном флаконе. И так же со всем остальным. Кстати, любой сотрудник волен подавать новые идеи. Зачастую новаторские продукты рождаются именно благодаря креативу работающих здесь людей.

Мы выходим из царства камней. Сложно поверить, но это — самое прозаичное место на всем производстве Manet Tiles. Дальше начинается чистой воды волшебство.

Вкусная керамика
Сначала была глина. Основу основ для керамических плиток приносят с подвального этажа, хорошенько мнут и превращают в пластинки, по цвету и фактуре сильно напоминающие сладкие ириски. Вообще все залы, где делают керамическую плитку ручной работы, — ту самую, которой так славится Manet Tiles, — скорее похожи на кондитерский цех. Глиняные ириски слоями выкладывают на фанеру, прикрывают бумагой и как следует разглаживают — вручную. Для этого нужны работники с сильными руками. Конечно, процесс можно и автоматизировать, но здесь уверены: чем меньше технического вмешательства, тем лучше. Глина любит прикосновение рук, тогда из нее выйдет то, что нужно. Такой вот ручной диалог. Дальше полученный лист размятой глины обрезают по стандартному размеру и отправляют в разогретую до 1000 градусов печь, где он приобретает характерный для здешнего сырья терракотовый цвет. И это символично: слово «терракота» с итальянского переводится как «обожженная земля». У переродившихся в огне плиток-фениксов два пути: быть раскрашенными или… постареть. О последнем позаботятся здешние умелицы: чтобы сымитировать старую фактуру, каждую плитку раскрашивают специальными тряпками. Небольшие трещинки в этом случае считаются не дефектом, а изюминкой, ведь они уникальны. Вообще, ни одна плитка не повторяет другую, даже если ее раскрашивал в одном и том же стиле один человек. «Состарившиеся» листы остается только высушить.

Цветной фактор
Комната прекрасного — очередная остановка в путешествии терракотовых плиток. В банках на столах собрана керамическая глазурь всевозможных цветов. Две улыбчивые работницы «цветораспределительной» напоминают веселых мойр, решающих судьбу каждой плитки. Для целой партии путешествие почти окончено: после окрашивания их снова отправят сушиться в печь, и они будут готовы. Остальные отнесут художникам. Здесь плитку разделят на множество маленьких частей, из которых составят мозаику. Тут и репродукции шедевров мировой живописи, и оригинальные картины, и самобытные узоры. Мозаикой обклеивают скульптуры, делают подставки для чашек, столешницы, керамические ковры. Прямо сейчас на столе лежит огромный картонный шар из папье-маше, который потом покроют мельчайшей разноцветной мозаикой. Он станет украшением сада, крыльца или интерьера... Хотя иной плитке уготована судьба поинтереснее. В 2011 году на старом фасаде Ереванского кукольного театра появилась разноцветная керамическая мозаика — длиннющее панно со всевозможными сказочными и фантастическими персонажами. Его собрали из маленьких разноцветных кусочков, вручную изготовленных и раскрашенных именно здесь. Идея директора компании, Лусине Мосоян, пришлась по вкусу ереванской мэрии. И совместно с Программой развития ООН в рамках проекта «Улыбнись, Ереван» керамическая мозаика ручной работы стала изюминкой театрального фасада.

— Мне захотелось на этой мозаике изобразить то, что понятно и близко не взрослым, а детям. Ведь и театр детский, кукольный. Поэтому персонажи большей части картин придуманы и нарисованы детьми, мы просто перенесли их на панно, — рассказывает Лусине. — Работали очень быстро, управились всего за месяц. Установкой тоже занимались мы, ведь нужно было все сделать правильно. Покрыли мозаику лаком, чтобы она не портилась от солнца и дож¬дей. Пускай прослужит долго!

Стеклянный мир
Осталось заглянуть в последнюю комнату. Она совершенно пустая, видимо, работники вышли на перерыв. Но от этого магическое очарование только усиливается. Ощущение, что здесь творит волшебник из выдуманного прошлого: на столах образцы разукрашенной плитки, в жестяных банках — краски и стекляшки всех форм, размеров и цветов. Все яркое, разноцветное — совершенно сказочное. В комнате маленькие станки и печи — для экспериментов. Это лаборатория, здесь при-думывают новые виды мозаики, раскраски керамических плиток, новые сочетания и элементы. Запускаю руку в одну из банок и перебираю звенящие круглые стекляшки. Проделывавшая то же самое с мешком фасоли Амели из одноименного фильма вообще ничего не понимала в этой жизни.

— Можно забрать пару с собой?
— Конечно! — Вачик высыпает на стол стекло сразу из нескольких банок.

Сказать, что я почувствовала себя то ли сорокой, то ли клептоманкой, означает не сказать ничего.

— Эти две, — наконец выбираю.
— Пожалуйста! — улыбается Вачик, очевидно, привыкший к такой реакции.

Мы выходим из здания, садимся на этот совершенно ирреальный мозаичный диван. Где-то неподалеку в лучах первого весен-него солнца греется местный пес — странно, что не разноцветный. Уходить не хочется, как-то дурманит и влюбляет в себя это царство цвета, света, стекла — все под толстым слоем глазури и любви к своей работе. Выдержанное в раскаленной до 1000 градусов по Цельсию печи творчество и точность при выполнении любого заказа. В идеальном соотношении хенд-мейда и коммерции скрыт залог успеха. Успеха, ключ к которому — терракотовый, обожженный и непременно ярко раскрашенный.

Журнал «Ереван», N4(84), 2013

Еще по теме