03 мая 2016, 20:49
4268 |

Кино, как оно есть

В рамках нового образовательного проекта «Лекториум» компании «Ереван Продакшнс» и портала Imyerevan, в центре «Масс Медия» сегодня стартовала первая лекция на тему «Режиссура и современное кино». Ее гостем и ведущим был российский режиссер, наш соотечественник Александр Атанесян. Изначально дав установку на интерактивную встречу, режиссер не обманулся в своих ожиданиях. Аудитория внимала ему с особым интересом, резонируя на его весьма меткие и актуальные темы.

Представляем в формате тезисов-фрагментов двухчасовой  мастер-класс известного сценариста, режиссера и продюсера в одном лице.

У каждого свое видение кино

Понятие режиссура как профессия включает в себя две ипостаси. Первая – это магия режиссуры, когда все зависит только от Бога, высших сил: каждый делает так, как чувствует, во что верит. Эта магия сохраняется и при создании музыки, живописи... И вторая - режиссура как ремесло: как ставить кадр, строить мизансцену, монтировать фильм, как работать с актером, с оператором, продюсером, со всей съемочной группой и, в первую очередь, с самим собой. Это то, чему можно обучиться. К сожалению, советская киношкола моделировала обучение по принципу «Делай как я!». Это, в корне, неверно, потому как люди разные, к каждому нужен особый подход. Я не могу снимать как Герасимов, к примеру. Параджанов не мог делать фильмы как Тарковский, Тарковский - как Озеров и т.д. Что касается мировых школ, то они строят обучение по принципу – «Делай что хочешь, а я подскажу, как это сделать правильно». И вот эта школа к сожалению для нас и к счастью для американцев, французов, итальянцев, немцев, датчан и прочих кинематографических держав, включая самую крупнейшую из них на данный момент – Индию - создают кино, которое смотрит весь мир.

В поисках истории

Делать кино, которое понравится всем, на самом деле очень несложно. Оно всегда должно основываться на очень простых человеческих историях – неважно делаете вы артхаус, мейнстрим или же артмейнстрим. Должна прослеживаться нормальная, человеческая история. Ежели ее нет – то фильм обретает иную «оптику». Он становится фильмом-лабораторией, фильмом-поиском, где исследуется возможность обретения иного слога, каких-то совершенно новых форматов и стилей. Такое кино представляют, как правило, только на фестивалях. Но это совершенно иная история – фестивали на сегодняшний день похожи на партизанский отряд в тылу врага и все потому, что авторское кино, к сожалению, зрителем еще не востребовано. Сегодняшняя публика в связи с обрушившимся на нее колоссальным потоком информации, очень невзыскательна, я бы даже сказал, поверхностна. Прочитав и заучив несколько известных цитат в социальных сетях или еще невесть где, она считает, что ей этого вполне достаточно, чтобы уже вообще не читать Шекспира.

Что волнует всерьез и по-настоящему

Одним из самых важных и сложных вопросов за все время существования кино является - «что снимать?». Когда Стенли Кубрика спросили: «Важно, что снимать или как снимать?», он ответил, - Важнее, кто снимает». Вся проблема упирается в ошибочное  убеждение, что каждый режиссер должен снимать то, что любит. Если режиссер  не уверен в себе, то он предпочитает снимать то, что любит зритель. И то, и другое неправильно, потому что, если вы будете угождать мнению публики и делать то, что она хочет увидеть, вы очень скоро разрушите сами себя. В итоге вы потерпите фиаско, потому что в массе своей сегодня востребованы тупые, примитивные и на редкость «плоские» истории. Тема является приоритетной, когда «художник» знает, что он «художник». Именно поэтому на вопрос «что снимать?» может быть очень простой ответ – загляните в себя и определите, что вас волнует всерьез и по-настоящему. Очень может статься, что это и не будет иметь отношения к тому, что происходит на улице или в мире, но это именно то самое главное, что вы можете сделать по-настоящему хорошо. И имейте ввиду, что вы все равно до конца никогда не узнаете, что на самом деле волнует людей вокруг и что у них на душе. Мы даже сами себе боимся в этом признаться... Есть замечательная цитата по этому поводу: «В чужих страстях прослыть нетрудно страстным....». Вот так многие берут «чужие страсти» - Шекспира, к примеру, и говорят, что сейчас-то они поставят спектакль, сделают экранизацию... Но ведь это не ваши страсти!

Деньги, как золотой молоток

Деньги в кино – это, конечно важно, но это всего лишь инструмент. А инструмент без идеи и без «рук» обычно ни к чему хорошему не приводит. Если вы не умеете пользоваться молотком, а вам дадут золотой молоток, вы все равно отобьете себе пальцы и не сможете забить ни одного гвоздя. Деньги – это тот же золотой молоток. Прежде всего нужно научиться им работать, понять с какой силой бить и, в конце концов, нужен ли вообще вам молоток? Авось и другие инструменты могут сойти...

Кино на экспорт не бывает

Когда меня спросили, как я отношусь к современному армянскому кино, я ответил, что у меня нет к нему никакого отношения, да и вообще – оно не существует. Кино существует тогда, когда оно востребовано массовым зрителем, либо когда оно получает призы на очень серьезных кинофестивалях и кинопросмотрах. Несколько отдельных фильмов - это еще не киноиндустрия. К сожалению, я так и не увидел армянского кино ни в международном прокате, ни на больших фестивалях. Но это не означает, что нет армянских режиссеров - они есть. И в прошлом, и в настоящем можно насчитать достаточное число успешных и работающих. Но в том-то и дело, они творят за пределами нашей страны, а в Армении их почему-то нет. Это - бич нашего народа, мы становимся знаменитыми только где-то за рубежом. Не знаю, может это потому, что нам надо преодолевать сопротивление других народов, культур и говорить громко, чтобы нас услышали? Ведь в Армении каждый голос тонет в хоре голосов соплеменников при том, что среди нас слишком много ярко выраженных индивидуалистов. Важно помнить, если хотите делать армянское кино, вы должны быть, в первую очередь, любимы армянским зрителем. Кино на экспорт не бывает, по крайней мере, ничего хорошего из этого не получается.

Путь ошибок для всех одинаков

Об успехе говорить легко - когда человек в безоблачном пространстве движется вверх, не совершая никаких ошибок, это, конечно, весьма привлекательно, но, как показала жизнь, успех каждого является уникальным только для него самого и повторить его  невозможно. Не существует единого рецепта – как достичь какой-то вершины в любой деятельности. А вот путь ошибок – он для всех одинаков. Я преподаю почти 20 лет и каждый раз, когда беру курс, осознавая серьезность ситуации, задаю себе один и тот же вопрос: «А имею ли я право преподавать?». И отвечаю: «Да, имею». Потому что то количество ошибок, которые я успел совершить в своем творчестве, дает мне право рассказывать людям о том, как их не повторять.

Съемочная группа – целая армия

Понятное дело, что в режиссуре, равно как и в продюсировании в одиночку ничего не добиться. Кино – это уже команда. Не зря у американцев теме «Что такое командная работа» посвящено целых два семестра. Даже такой абсолютный и безусловный гений как Чарли Чаплин, который сам играл, сам режиссировал, сам писал музыку и сценарий, был вынужден работать в команде. А когда режиссер на съемочной площадке топает ножкой и говорит: «Я тут самый главный!», профессионалы  вправе ему ответить: «Ну и работай тогда один!». Кстати, в зависимости от масштаба проекта, средний размер съемочной рабочей группы  составляет от 70 до 500 человек. А это уже целая армия.

Самый сложный жанр  – комедия

Считается, что комедия – это самый «низкий жанр» кино. На самом же деле, она является самым сложным жанром драматургии всех времен. Что же касается «высокого жанра» - трагедии – она является самым простым, ведь люди вечно живут в состоянии трагедийности. В том-то и дело, что трагедия для всех одна, а чувство юмора у всех  - разное. История знает не так уж много комедиографов. В античности кроме Аристофана никого и не вспомнить, а сегодня их и с огнем не отыскать. Найти форму юмора - умную, доступную и не оскорбительную – архисложно. Бывают хорошие комики, но шутки их забываются очень быстро, а бывают великие шуты, которые остаются на века, и даже если они рассказывают о чем-то легко и невзначай, то все равно мы не забываем их репризы. Смех – это не всегда комедия, иногда - защита, иногда – трагедия, а иногда и нежелание человека оказаться в той или иной нелепой ситуации. Помню,  как в 1977-м году, когда я находился на армейской службе в Забайкалье, неожиданно получил увольнение. Сорокоградусный мороз – деваться было некуда, а ходить в шинели по улице было неуютно и не к месту.  Я пошел в «Дом офицеров», чтобы, элементарно, согреться. Захожу в темный зал и с радостью вижу, что на экране демонстрируется фильм Чарли Чаплина «Золотая лихорадка», причем, самое  начало, когда только пошли титры. Настроился сполна получить удовольствие от просмотра моей любимой картины. И вдруг в зале начинает плакать ребенок. Плач этот подхватывают другие дети, и в конце концов, мне кажется, что ревет весь зал.  Я был в недоумении. Когда зажегся свет, я к ужасу своему обнаружил, что сижу среди целой группы аутичных детей, которых учителя, по их мнению, сознательно привели посмотреть комедию. А они рыдали - им было так жалко этого несчастного!

Фактор судьбы

Как пробиться в кино?В любой профессии есть 4 обязательные составляющие: знание ремесла, вкус, характер и судьба. Вы можете сполна обладать первыми тремя, но при этом, если вам это не суждено, не суметь проявить свои способности. А можете не обладать ни одним из трех составляющих, но суметь пробиться в своей профессии. Феномен этот объяснить сложно, кому-то покажется в этом проявление каких-то мистических сил, но в том-то и дело, что это правда. Иногда один случайный взгляд, одна написанная строчка, одна встреча, один кадр на экране могут кардинально изменить вашу жизнь. И спрогнозировать или смоделировать это совершенно невозможно. Это что-то нам неведомое, но реально существующее.

 

Еще по теме